Первый раз я прочла «Маленького принца» лет в 10. Последний раз – совсем недавно, когда моему сыну нужно было подготовиться к уроку русской литературы (эта сказка входит в учебное пособие для 8 класса). Каждый раз нахожу в ней что-то новое, по-другому смотрю на события, и всегда – впечатляюсь.

Известно, что Антуан де Сент-Экзюпери написал «Маленького принца» незадолго до смерти. Он сам проиллюстрировал эту печальную и трогательную сказку, которая, конечно, больше предназначена для взрослых, чем для детей. Она вызывает множество разных чувств – нежность, грусть, боль… Мне давно хочется поговорить о ней через призму гештальт-подхода, и я одновременно страшусь нарушить очарование истории попытками проанализировать то, что я называю чудом.

Маленькое чудо содержится уже на первой странице. Знаменитый рисунок удава, проглотившего слона, которого взрослые считают шляпой, иллюстрирует важность контекста в восприятии.

Автор рисунка, юный Сент-Экзюпери, показал свое творение взрослым, и спросил, не страшно ли им. Глядя на рисунок № 1, взрослые спрашивали: «Разве шляпа страшная?» Так как это была не шляпа, а удав, проглотивший слона, шестилетний художник нарисовал удава изнутри, чтобы взрослым было понятнее.

Однако взрослые посоветовали юному художнику «не рисовать змей ни снаружи, ни изнутри, а побольше интересоваться географией, историей, арифметикой и правописанием». Это послужило основанием для отказа от «блестящей карьеры художника». Так очень ярко и наглядно продемонстрирован механизм, при помощи которого дети перестают творить и теряют творческое приспособление. Мощный интроект: «не делай то, делай это» – зачастую отбивает на всю жизнь желание заниматься тем, что так радовало в детстве. Гештальт-терапевты знают, как часто смущаются клиенты, когда предлагаешь им порисовать, полепить, сыграть… «Я не умею…» Откуда берется это «не умею»? Из ранних посланий от значимых людей, которые уверены в своей правоте и в единственной возможности выбора.

Практически с первых страниц идет противопоставление взрослых и детей. Возникают вопросы: почему взрослые не замечают очевидного, что происходит с ними на пути из детства, где они теряют свежесть восприятия, яркость переживаний? Мы не найдем прямых ответов в «Маленьком принце». Очевидно, что на пути развития каждого взрослого обязательно встречаются люди, которые не поддерживают их творчество (являющееся основой творческого приспособления), а ограничивают ребенка своими привычными рамками.

Однако вернемся к сказке. Сент-Экзюпери терпит крушение, попадает в пустыню и там встречает ребенка, который просит нарисовать ему …барашка! Сент-Экзюпери рисует ему старую картинку (рисунок № 1), однако, к его изумлению, тот восклицает: «Не надо мне слона в удаве!» И он начал рисовать барашка…

Проследим за ходом событий с позиций рассказчика: детство автора, связанное с непониманием со стороны взрослых; его собственное опущенное в тексте превращение во взрослого; авария самолета, знаменующая кризис. Именно в этой кризисной точке происходит встреча с Маленьким принцем.

Если рассматривать ее во внутриличностном плане, то это встреча со своей детской частью, внутренним ребенком. Именно поэтому посвящение звучит необычно: сказка посвящена другу, когда он был маленьким. Именно поэтому Маленький принц сразу узнает рисунок удава в слоне. Именно поэтому и Маленький принц, и Сент-Экзюпери «упали с неба» – как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Любое разочарование, любой кризис – это своеобразное падение с небес, регресс к ранним способам поведения и понимания мира, потеря привычного мироощущения. Одновременно это единственный способ измениться и перейти к новому этапу своей жизни. Если же рассмотреть сказку как Встречу, то это встреча двух миров – мира детства и взрослого мира. В какой-то точке, встречаясь, они могут взаимно обогатить друг друга. Только Другой, с уважением относящийся к собственному и чужому выбору, может поддержать проект развития, отличный от педагогического проекта (направленного на манипулирование, изменение в нужном направлении, позволяющего получить на выходе удобный и узнаваемый «продукт» в виде послушного, «адаптированного» ребенка).

История Маленького принца необычна и узнаваема одновременно. Он жил на своей очень маленькой планете (ограниченные возможности, ограниченные ресурсы – чем не пренатальный или ранний младенческий период). Единственной радостью была возможность любоваться закатом, и маленький размер планеты позволял это делать много раз, особенно если принцу было грустно. Таким образом, ему приходилось успокаивать и утешать себя самостоятельно. Так он жил до тех пор, пока в его жизни не появилась роза.

Встреча с розой – это первый важный кризис в жизни принца. С одной стороны, роза прибавила красок и радости в его жизнь, дала возможность заботиться о себе, любоваться собой. Однако период счастливого слияния был недолгим, и их отношения через время стали напряженными. Принц перестал понимать розу, которая манипулировала им и пыталась внушить ему чувство вины. Уже встретившись с Сент-Экзюпери, Маленький принц понял, что «надо было судить не по словам, а по делам. Она дарила мне свой аромат, озаряла мою жизнь. Я не должен был бежать! За этими жалкими хитростями и уловками я должен был угадать нежность… Но я был слишком молод, я еще не умел любить.»

Не в силах выносить эти отношения и одновременно очень нуждаясь в них, обуреваемый полярными чувствами, Маленький принц покидает свою планету. Чем не контрзависимый этап в развитии? Однако путешествие не принесло облегчения. Он посещает другие астероиды, встречает разных людей – короля, честолюбца, пьяницу, делового человека, фонарщика, географа… И обнаруживает, что каждый из этих персонажей чем-то одержим, от чего-то зависим. Жизнь их подчинена мертвым идеям, она пуста и бессмысленна. Тут его впервые посещают сожаления о покинутом цветке. Он сталкивается с переживанием одиночества, которое проецирует на розу (я бросил ее, и она осталась на моей планете совсем одна!). Но он по инерции отправляется в путь, потому что, несмотря на мысли о покинутом цветке, он еще не готов вернуться. И, тем не менее, эту точку можно характеризовать как этап независимости – он уже не убегает от розы, он просто идет дальше…

«Итак, седьмая планета, которую он посетил, была Земля». Семь – символ завершения. За семь дней Бог создал Землю. Семь дней в неделе. Семь цветов в радуге. Семь тонов музыки. Семь смертных грехов. Семь чудес света определяет объем человеческой памяти. Магическая семерка в культурах различных народов мира имеет значение максимума, предела, полноты, ограничения. Семь – это завершенный гештальт, и Маленький принц близится к концу своей миссии.

Первым, кого он встречает на Земле, была змея. Здесь она выступает как в качестве символа мудрости, символа вечности, так и в качестве психопомпа – проводника в другой мир. Она сообщает Маленькому принцу, что готова помочь ему «в тот день, когда ты горько пожалеешь о своей покинутой планете». И они понимают друг друга.

Но Маленький принц прошел еще не все испытания. Он переживает кризис уникальности, встретив пять тысяч роз и обнаружив, что все они в точности похожи на его цветок. «Я-то воображал, что владею единственным в мире цветком, какого больше ни у кого и нигде нет, а это была самая обыкновенная роза. Только и всего у меня и было, что простая роза да три вулкана ростом мне по колено, и то один из них потух и, может быть, навсегда… какой же я после этого принц?… Он лег на траву и заплакал».

И тут в жизни Маленького принца появился Лис. На мой взгляд, эта встреча – самая важная встреча во всей истории. Маленький принц, стремительно «влетевший» в отношения с розой, встречавший только зависимых и одержимых людей, наконец, знакомится с Другим, который осторожно входит в отношения.

«- Поиграй со мной, - попросил Маленький принц. – Мне так грустно…
- Не могу я с тобой играть, - сказал Лис. – Я не приручен…
- А как это – приручить?..
- Это давно забытое понятие, - объяснил Лис. – Оно означает: привязывать к себе.
- Привязывать?
- Вот именно, - сказал Лис. Ты для меня пока всего лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других мальчиков. И ты мне не нужен. И я тебе тоже не нужен. Я для тебя всего лишь лисица, точно такая же, как сто тысяч других лисиц. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу…»

Это очень гештальтистская идея, связанная с тестированием безопасности, с медленным вхождением в контакт, с возможностью приближаться и удаляться. В отличие от зависимости, привязанность предполагает свободу приближений-отдалений. И так откликаются слова Лиса о том, что можно узнать только те вещи, которые приручишь. Действительно, «у людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но нет магазинов, где торговали бы друзьями, и люди больше не имеют друзей».

И Маленький принц приходил каждый день на встречу с Лисом и садился чуть ближе. Медленно и постепенно он приручил Лиса. Этот новый опыт изменил его жизнь. Именно обретение опыта привязанности позволяет осознать, что «твоя роза – единственная в мире», она уникальна именно для тебя, потому что она – твоя.

Расставаясь, Маленький принц узнал от Лиса важный секрет: зорко одно лишь сердце. «Самого главного глазами не увидишь»… Это тоже очень созвучно идее гештальта о значимости чувств, эмоций и переживаний для понимания себя и других. И даже утрированный тезис «ты навсегда в ответе за всех, кого приручил» звучит как послание о важности человеческих отношений, близости, дружбы и любви в противовес отношениям зависимости (я и ты – одно целое), контрзависимости (я и ты – противоположность) и независимости (я – это я, ты – это ты). Маленький принц получает в подарок от Лиса «хорошую форму» – идею взаимозависимости, которая предполагает возможность быть собой и быть с другим, свободно перемещаясь между полюсами континуума и не чувствуя при этом вины, стыда, боли и разочарования.

Дальше начинается самая печальная часть сказки. Хотя, возможно, она печальна лишь для меня. Потому что когда я просто читаю ее, то грущу. Когда начинаю анализировать на рациональном уроне, сказка звучит для меня как гимн неумирающей и неизлечимой зависимости, от которой маленький принц так и не смог избавиться и предпочел смерть разлуке с объектом любви.

Но если прислушаться к подсказке Лиса (самого главного глазами не увидишь), если вспомнить, что это сказка, то верится, что укус змеи перенес Маленького принца, такого мудрого и повзрослевшего, на его родную планету, и он живет там с розой и барашком (а это уже треугольник!) счастливо и беспечно. Новый опыт позволил ему стать другим, более чувствительным к себе, более разумным, более целостным. Маленький принц последовал за своим желанием, хотя оно, возможно, нерационально, непонятно, и вернулся к себе домой, как блудный сын, истоптавший башмаки на Млечном пути. Хотя планета принца очень маленькая, да и сам он Маленький, но у развития есть свои законы, и они похожи во всей Вселенной…

…И если в звездную ночь долго смотреть на небо, можно услышать смеющиеся бубенцы, и улыбнуться Маленькому принцу, и поверить, что благодаря гештальт-терапии можно повзрослеть и вернуться туда, откуда мы давно в отчаянии убежали, чтобы жить долго и счастливо с теми, кого любим.

Наталья Олифирович