Сказку рассказала на ночь Танюше, чтобы успокоить ее слезы, а после интенсива подумала, что для меня эта история про идеальную группу. На нашу "интенсивную" очень похоже, особенно когда газету вместе делали.

 Эту сказку трудно понять - очень уж непривычно живут в ней люди. Но попробую сравнить их страну с цветущим лугом: каждое растение неповторимо, но все вместе живут в ритме солнца, ожидая его света, прорастая к нему. Отдаленно напоминает страну, о жителях которой, я и расскажу.

Так вот, в одной стране жили удивительные люди. Их сердца бились в одном ритме - всегда, у всех – «бум-бум-бум» - медленно, размеренно, спокойно. Как у растений - солнце одно на всех, так и у них - один на всех ритм.

Жизнь их была похожа на радостное со-творение. Они легко понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда - ведь ритм жизни общий – «бум-бум-бум». Каждый творил то, в чем чувствовал призвание, порыв, вдохновение: рисовали, строили, ремесленничали. Порыв и вдохновение одного были понятны другому. Занимались разным, но жили в радости от того, что их разность объединялась общим ритмом сердец – «бум-бум-бум». Они не знали усталости и скуки, им неведомы были печаль и одиночество. Ведь чувство единого ритма помогало им понимать состояние другого - приближаться или отдаляться, помогать или давать возможность творить одному.

Но однажды один из жителей на секунду остановился, будто выпал из общего ритма и вместо "бум-бум-бум" услышал в сердце "бум-бу-бу-бу-бум". Странная пустота появлялась, когда ритм менялся. «Бум-бум-бум» - трепетали все, "бум-бу-бу-бу-бум" - двигался он. Новым показалось ему то, что рождавшимся порывом можно создавать эту пустоту, пренебречь общим порывом и вдохновением, рождавшимся из общего ритма и быть одному, ни с кем не делить то, что было внутри, никого не слышать. У него – «бум-бу-бу-бу-бум», а у них – «бум-бум-бум». "Зачем этот общий ритм. Я молодец, что от него отделался", - думал человек, прислушиваясь к своему новому ритму.

Мир вокруг него стал будто замирать. Лица друзей показались далекими, где-то там. Чем они живут, что с ними - не важно. Только света будто меньше стало, и он назвал это состояние печалью. Все вокруг замедлилось, слышно эхо себя в пустоте, выражение лиц друзей другое и они далеко. Только собственное – «бум-бу-бу-бу-бум» слышно, а общее - бум-бум-бум» вообще пропало. Тело будто сковало, оно стало, как дерево - малоподвижное и неотзывчивое. Он назвал это - страх. Упрямство в груди появилось: "Не двинусь с места, я придумал этот ритм, другие пусть как хотят, живут".

А друзья уже почувствовали что-то новое. Друга не слышно, как ни прислушивались к привычному "бум-бум-бум". Энергии стало меньше, будто все силы стали уходить на что-то новое, похожее на пустоту там, где был он. Они назвали это - печаль, потому что радости стало меньше в душе. У Художника не вышла картина - энергия на беспокойство о друге ушла. У Пекаря булочки пригорели - слишком долго в привычном "бум-бум-бум" искал потерянного друга. Весельчак только и знает, что о нем истории рассказывать и ничего нового вокруг себя не замечает. Будто что-то нарушилось. Так грустили бы они долго, если бы не Дождь. Чтобы вода с неба - это впервые у них в стране случилось.

Этому странному звуку за окном удивился человек. «Бум-бум-бум» - стучали капли по подоконнику. Выглянул - вода капает. Сердце вздрогнуло - что-то удивительное происходит и ритм знакомый. Встрепенулся, заходил по комнате в волнении, будто усидеть не возможно. Сердце стучало "бум-бу-бу-бу-бум". А дождь по окну – «бум-бум-бум» - и от этого ритма радость появляться стала. "О чем это я радуюсь?"- подумал он. Оглянулся вокруг и заметил Художника, Пекаря, Весельчака. Их лица будто приблизились и сердца их услышал совсем близко – «бум-бум-бум». А как же печаль, одиночество, мое "бум-бу-бу-бу-бум"? Снова вернулась пустота. А дождь за окном свое поет – «бум-бум-бум». Прислушался к себе - пустота, к дождю - и почувствовал, как радость поднимается теплой волной, мысли быстрее побежали, воображение разыгралось и так захотелось на недостроенный дом Пекаря посмотреть. «Бум-бум-бум» -говорил дождь, "бум-бум-бум"- стукнуло сердце. И вдруг затосковал по друзьям, так захотелось их увидеть. Прислушался к дождю – «бум-бум-бум», прислушался к себе – «бум-бум-бум». И тут же почувствовал вдохновение Художника – «бум-бум-бум», размеренное Пекаря – «бум-бум-бум», искрящуюся радость Весельчака. «Бум-бум-бум» - говорил дождь. «Бум-бум-бум» - пело сердце. «Бум-бум-бум» - отозвались друзья. Дописал картину Художник, Пекарь придумал новое пирожное, а Весельчак сочинил такую историю, что радости не видно было конца.

Наталья Могучая