Эта история случилась в начале моего терапевтического пути. Но очень ярко запомнилась, как будто это было только вчера. Многие рабочие моменты из содержания этого случая остались за кадром. Я же попытался воспроизвести почти дословно некоторые диалоги из этой истории, которые, на мой взгляд, достаточно красноречиво передают ее суть. И хотя в данной работе видны терапевтические ошибки, я оставил все как есть. Я на своих ошибках учусь. Надеюсь, что и ты, читатель, извлечешь из них пользу для себя.

Клиентка, назову ее Татьяна, работает медсестрой. Когда она сказала, что ей 32 года, я удивился. Выглядела она как-то по-детски. Совсем недавно (1,5 месяца назад) ей прооперировали щитовидную железу (онкология). О встрече договорился муж, он и привел ее на первую встречу.

В общении также производит впечатление ребенка. Не придает серьезного значения ни тому, что с ней произошло, ни тому, что она здесь. («Муж привел, ну и пусть, раз ему хочется»). Все время старается делать вид, что ничего страшного не случилось. («Ну, поплачу иногда, так как все, мужу это не нравится, он считает, что это он виноват, чувствует вину»).

В психологии несоответствие психологического и паспортного возраста определяется как инфантильность. Мои ожидания, основанные на теоретическом знании, начинают оправдываться – наличие онкологии в рамках психосоматики связывают с такими качествами личности как инфантильность, реакции детского капитулирования перед трудностями, негибкость поведения, эмоциональная невыразительность и в то же время импульсивность, слабость психологических границ – все вышеперечисленные качества сплетаются в букет созависимой личности.

На контакт идти не хочет. Дефлексирует, пытаясь все превратить в шутку, хотя на глазах проступают слезы. Не верит ни в серьезность этой затеи (личную психотерапию), ни в психологию, ни в психолога. («Причем тут это, у меня же ничего не болит»).

Замужем второй раз, в этом браке состоит 1 год. («Все считают, что мне крупно повезло, муж хороший, я более-менее обеспечена»). До этого жила, воспитывая сама дочку. («Еле сводила концы с концами, заплатишь за свет, а завтра думаешь, где взять денег заплатить за газ»). Но при этом говорит, что хоть и трудно было, но как-то веселее. В последнее время потеряла вкус к жизни, все те мелочи, которые раньше радовали, сейчас раздражают («Даже губы красить не хочется. Вроде бы и муж есть и достаток более менее, а что-то не то… В груди стоит какой-то комочек, иногда он подступает и тогда я плачу, а почему – не знаю»). Считает, что не имеет права плакать, что все это ерунда. Говорит, что муж все равно не поймет, примет все на свой счет. Подруги близкой нет, некому рассказать что-то интимное.

В конце сеанса немного разговорилась, очень эмоционально рассказывала о своих родах и о том чувстве, когда родился ребенок («Такого больше не будет, не думала, что это так здорово, это было такое чувство – не описать»).

Таня демонстрирует все типичные проявления алекситимии, доступа к чувствам нет. («Комок в груди стоит - а что это?»). Вообще не придает значение чувствам, считает, что это не серьезно. («Не сказала даже своим сестрам по телефону (они живут далеко), о том, что со мной случилось – зачем? Что в этом толку? Ну, прооперировали и прооперировали, что сейчас сделаешь?»). Производит впечатление маленькой девочки. Вызывает у меня жалость к себе и сочувствие. Очень «заморожена» в чувствах. Договорились, что будет сама приходить на сеансы. («Ну, разве что поговорить?»)

***

Сказала, что не хотела приходить на сессию, даже думала обмануть мужа, соврав ему, что была. («Муж заставляет ходить, ему это надо, а мне нет. Я не понимаю, для чего все это нужно, какой в этом смысл. Все у меня и так нормально, как у других. Что может поменяться, если я буду об этом говорить? Ну да ладно, если мужу это надо, то я похожу»).

Говорит, что неловко себя чувствует, стыдно. Стыдно, что пришлось обращаться к психологу. Не смотрит на меня, закрывается рукой. (Что это за стыд? Стыд предъявления?) Говорит, что не всегда была такой. («Сейчас я какая-то не такая, это не я, раньше я такой не была).

Затронул тему бывшего мужа, попросил рассказать, почему они развелись. Сказала, что развелись по ее инициативе, она ему сказала, чтобы он уходил.

- Любила ли мужа вначале брака, выходила ли за него по любви?

- Да.

- Что же случилось, почему разошлись, какова причина? Развестись с мужем и остаться одной с ребенком без квартиры, в чужом городе, ведь для этого нужны серьезные причины.

- Не знаю, не понимаю.

- Как это? (Удивление с моей стороны). Развелась с мужем и не знаешь почему?

После долгих выяснений оказалось, что муж в последнее время пил, а в пьяном состоянии очень сильно был похож на отца клиентки («Полностью все его поведение, меня это ужасно раздражало, готова была убить его. Потом все надоело, и я сказала ему - уходи».)

Для клиентки такое осознание было открытием. В конце сессии она несколько раз говорила, что ей стало менее напряженно («Оказывается, что здесь в комнате не так и жарко, как первоначально показалось»).

Что за страхи стоят за поведением мужа в состоянии опьянения? Она говорит, что для нее факт, что мужчина пьет, однозначно означает, что она не будет с ним жить. Расспрашивал, как вел себя отец по отношению к ней, когда был пьян, говорит, что не трогал, а с матерью был груб. Нужно бы поисследовать, какие чувства возникают у клиентки при воспоминании о ситуациях, когда отец и муж были пьяны. Что-то в отношениях с отцом?

По отношению ко мне – чувство недоверия, обесценивания. Почему она не готова принять помощь от меня? Нужно узнать, какие чувства она испытывает по отношению к мужу, к бывшему мужу, к отцу. Что она от них ожидает? Что стоит за таким тотальным незнанием, неосознаванием, непониманием своего Я и жизни? Почему она такая замороженная, нечувствительная и недоверчивая? От чего прячется клиентка? Откуда столько стыда? Что это за стыд? Сколько всяких вопросов…

***

Клиентка опоздала на час. Она сказала, что не хотелось идти, думала походить минут 15 по магазинам, а потом и вовсе передумала. Позвонила мужу, чтобы тот сообщил мне, что она не придет, но муж сказал, что это детский сад, что звонить он не будет, так как считает, что ей нужно еще хотя бы 2 раза сходить.

Опять начала говорить о том, что она чувствует себя здесь в глупом положении, и что у нее нет никаких проблем. На мой вопрос по поводу ее отношений с мужем, клиентка начала уклончиво говорить, что не очень ее все устраивает, но как-то с опаской, добавляя все время, что все считают, что у нее очень хороший муж и что ей просто с ним повезло.

После моего предположения (достаточно резкая интерпретация, это из области интуиции) о том, что она, возможно, не любит своего мужа, клиентка неожиданно согласилась и разоткровенничалась. Она сказала, что он ее никогда не интересовал как мужчина и как ее будущий муж, она сама не понимает, как все произошло. Познакомилась она с ним в больнице. У них завязались дружеские отношения, разговоры, потом (после выписки) телефонные звонки. Инициатором встреч выступал он. Ей не очень нравились отношения с ним, но он проявлял настойчивость - часто звонил, приезжал сам.

- Почему не дала ему понять, что он тебя не интересует, не прервала эти отношения?

- Мне с одной стороны было его жалко, а с другой он так доставал, что казалось: проще согласится на встречу, чем отказать ему. Он в то время перешел на новую работу и говорил, что из-за того, что он встречается со мной, у него там возникают проблемы. Получалось так, что я виновата в его проблемах.

- Но ты же понимала, что это не так, ведь это ему нужны были эти встречи.

- Да, но он так себя вел, что у меня постоянно возникало чувство вины, он умеет так преподнести ситуацию, что получается, будто виновата я, а он тут не причем. Постепенно наши отношения набирали обороты, он стал просить, чтобы я к нему приезжала, и я иногда это делала, чтобы только он отстал.

- Неужели ты не могла ему отказать? (Ведет себя как типичная жертва, это из области созависимых отношений).

- Мне было это очень сложно сделать. Он мог, к примеру, приехать ко мне домой без предупреждения рано утром часов в семь, и ходить под окнами в 20-градусный мороз. Как тут не пустишь, человек ведь все-таки, да и ведет он себя так, как будто очень сильно любит. У него начались конфликты на новой работе, и он собрался уходить оттуда, сказав, что делает это ради меня. Как-то незаметно наши отношения переросли больше, чем в дружбу. Он знакомил меня со своими друзьями, родителями, очень хорошо относился к моей дочке. Все закончилось тем, что мы стали жить вместе. Все вокруг говорили, как мне повезло, что у меня такой хороший муж. А может, я тут наговариваю на него, может, не такой он и плохой? Обидно, когда все вокруг говорят: «Какой у тебя муж!», а меня не замечают. У нас есть друзья, наши соседи, мы их иногда приглашаем в гости, я все готовлю, стараюсь, а они благодарят его, а меня как будто и нет.

- Ты как-то изменилась за время жизни с ним?

- Я за это время полностью отказалась от себя, я перестала быть собой, я стала другой, я не я. До встречи с ним мне было материально сложно, но у меня были радости в жизни, какая-то энергия жизненная, а сейчас меня ничто не радует. Вроде бы и достаток есть, и каких-то конфликтов серьезных нет, а жизнь не в радость.

- Если все-таки вы ссоритесь, как это происходит обычно, из-за чего?

- Получается так, что все время я во всем виноватой оказываюсь в конечном итоге. Я себя как-то не так веду, не могу сдерживаться и сама начинаю ссору. Он меня воспитывает. Получается, что если у меня есть к нему какие-то претензии, то это мои проблемы, он ни в чем не виноват.

- Создается такое впечатление, что он, таким образом, манипулирует тобой, вызывая у тебя чувство вины.

- Да, я чувствую себя постоянно виноватой, и работу он, оказывается, из-за меня бросил, и я такая-сякая неблагодарная и т.д. Я в последнее время стала ловить себя на мысли, что мне иногда легче ему соврать, чем сказать правду, он меня постоянно контролирует, каждый мой шаг, каждый мой поступок. Звонит мне постоянно и спрашивает, где я сейчас? Я говорю, допустим, что в городе, а он спрашивает, почему не слышно машин. Я отказалась от всех своих интересов, привычек, от всего того, что приносило мне радость в жизни. Я даже не могу накраситься своей любимой помадой, а крашусь вот этой страшной – коричневой, я ее просто ненавижу. Духи он мне подбирает, в юбке ходить запрещает. Я уже задыхаюсь от этого контроля, дышать трудно. Как под увеличительным стеклом, все время на виду. После последней нашей встречи с вами я была какая-то воодушевленная, о муже моем бывшем поговорили, как-то хорошо мне было. Прихожу домой, он начинает допрашивать меня: «Что там было, о чем говорили, что он у тебя спрашивал?» А мне так не хочется говорить об этом, пришлось что-то придумывать, врать. Все время расспрашивает, есть ли у вас жена, дома ли она, когда мы встречаемся, «а то смотри мне» – это у него шутки такие.

- Все что ты говоришь, очень впечатляет и удивляет. Почему ты позволяешь так обращаться с собой?

- У меня нет другого выхода. С чем я останусь, если вдруг он меня бросит? Да и может, я все придумываю себе что-то, какие-то личные интересы, желания, мечты, чувства какие-то, может, это все только в сериалах показывают, а на самом деле ничего такого нет, все так живут?

- Что произойдет, если случится самое худшее, скажем, он бросит тебя?

- Я как-то об этом не думала. С одной стороны, страшно остаться одной, без поддержки, с другой – жила же я как-то до него.

- У меня сложилось впечатление, что ты ему тоже зачем-то нужна, и он также боится тебя потерять.

- Он раньше вел себя совсем по-другому, ему нравилось, как я одеваюсь, крашусь, но сейчас все изменилось, постепенно он стал полностью контролировать меня.

Чувствую, что у меня сильное раздражение на мужа, но понимаю, что вклад в зависимые отношения двухсторонний. Пытаюсь перевести локус ответственности с мужа на клиентку.

- Подумай о том, что ты сама делаешь для того, что бы он так с тобой обращался? Ведь в семье каждый ведет се бя так, как позволяет другой, здесь все работает по принципу дополнительности. Подумай, какие ты делаешь вклады в эти отношения?

***

Клиентка пришла в ярком наряде (в короткой юбке) и с веселым настроением. Сказала, что у нее в последнюю неделю хорошее настроение. Муж ее не контролирует, у него сейчас все получается в бизнесе, поэтому он доволен и ее тоже не трогает. На прошлые выходные, к примеру, она не поехала с ним в деревню, хотя до этого ездила постоянно, но ей это всегда ужасно не нравилось, а тут сказала, что не хочет ехать, и он даже не обиделся. Опять же в воскресенье она не захотела пойти с ним в церковь, и он тоже не обиделся. Клиентка очень удивляется такой его реакции и связывает все перемены в муже, с его хорошим настроением.

- Скажи, а ты раньше ему говорила, что не хочешь ехать в деревню или идти в церковь?

- Ну, я не говорила. Как я ему скажу, я же знаю, что это ему не понравится. (Явная проекция клиентки, как способ прерывания контакта).

- Но ты ведь ни разу даже не пробовала?

- Нет, а зачем? Я же знаю его, он обидится и будет злиться на меня целую неделю, дуться.

- А что же произошло сейчас, почему ты сказала ему, что не хочешь этого делать?

- Ну не знаю даже почему, наверное, мне показалось, что он на этот раз не будет обижаться на меня.

- Показалось? А ты не можешь допустить, что он просто услышал то, что ты ему просто об этом сказала?

- Не знаю.

- Но обычно ведь ты даже и не говоришь ему о своих желаниях, а тут взяла да и сказала. Ты не находишь, что поступила на этот раз не так, как обычно?

- Может быть.

- Ты это не связываешь с терапией?

- Нет, при чем тут терапия, я же говорю, просто у него в последнее время хорошее настроение, причем здесь терапия, ну поговорили и поговорили, я и с подругами могу поговорить.

Клиентка продолжает упорно обесценивать терапию, о чем я ей и говорю. Она, естественно, не принимает этого, говорит, что ничего не имеет против меня и моей работы, но просто не верит, что можно таким образом что-то изменить. Как, впрочем, не верит и в целительные возможности терапии. («Ну что от этого может поменяться? Только мое настроение, мое внутреннее состояние. А какое это имеет отношение к моей болезни?).

Похоже, что сейчас еще не время просвещать клиента о роли и возможностях психотерапевтического воздействия. А, впрочем, когда об этом уместно говорить? Да и в самом сеансе терапии есть другие, более важные задачи, чем формирование психологической культуры клиента, хотя и не без этого, конечно.

- Тем не менее, Таня, я очень рад, что у тебя такие новости, а то я уже было подумал, что, возможно, наши встречи скоро прекратятся, ты не веришь в пользу нашей работы, а мужу твоему, вероятно, не понравятся изменения, происходящие с тобой, и он скажет, что бы ты больше не ходила.

- При чем тут муж, я сама буду ходить.

- Но ведь ты мне все время говорила, что ходишь только из-за того, чтобы не обидеть мужа?

- Если бы я не захотела сама, он бы меня не заставил.

- Что-то я тебя сейчас не понимаю, то ты говоришь, что ходишь на терапию, потому что не хочешь обидеть мужа, отказав ему, то сейчас заявляешь, что сама решаешь, ходить или не ходить. Скажи, Таня тебе сложно отказывать людям?

- Да, если я и откажу, то потом мне еще и хуже, думаю постоянно, что человек подумает об этом, поэтому я стараюсь не отказывать. Сегодня вот звонила мне из больницы заведующая, спрашивала, смогу ли я уже выйти на работу, там какие - то проблемы возникли с заменой, я сказала ей, что сообщу после сегодняшнего посещения врача. Мне ведь еще 2 месяца положено после операции отпуска, да и не смогу я сейчас еще работать, слабая пока, сил маловато, но вот что ей сказать? Как сказать нет? Она же такое обо мне тогда подумает! Она ко мне очень хорошо относилась в то время, когда я работала, да и когда я в больнице лежала, то все время интересовалась, звонила, даже навещала, и вот я скажу ей сейчас, что не могу выйти. Будет думать, что я такая неблагодарная, станет плохо ко мне относиться. (Клиентка упорно продолжает проецировать).

- Откуда ты это взяла? Она уже так поступала с тобой? Ты же сама говоришь, что она к тебе очень тепло относится?

- Ну, относится, пока я не буду ей отказывать.

- А как бы ты поступила на ее месте?

- Я бы не стала обижаться.

- Почему же ты считаешь, что она станет обижаться на тебя? Она такая нечувствительная, что не понимает всей серьезности твоего заболевания?

- Нет, ну я не знаю.

- Почему же ты тогда так думаешь о других людях?

- Я не думаю плохо, просто обычно так и бывает.

- Возможно, ты им приписываешь те мысли, возможно, которых у них нет. Ты знаешь, я как-то прочитал у одного чешского психолога книжку «Как стать несчастным без посторонней помощи». (Смеется). Так вот, в этой книжке есть одна история, которая мне напоминает твой случай. Одному человеку понадобился молоток, картину прибить что ли, но так как его не оказалось под рукой, он решил попросить его у соседа. Перед тем как идти к нему, он подумал: «А вдруг сосед не захочет дать мне свой молоток? Он так нехотя мне ответил вчера, когда я с ним поздоровался. Вероятно, он что-то против меня имеет. Почему он ко мне так относится? Если бы кому-нибудь понадобился мой молоток, я дал бы его без раздумий. Да и как можно отказать человеку в такой пустяковой просьбе? Что я съем его молоток что ли? Может, он решил, что если у него есть молоток, а у меня нет, значит, я у него в руках, значит можно со мной не считаться. Ладно, сейчас я прочищу ему мозги». С этими словами он врывается к ничего не подозревающему соседу и прямо с порога кричит: «Да подавись ты своим молотком, кретин!».

- О, это про меня (со смехом заявляет клиентка). Я тоже всегда всего напридумываю, а потом хожу с этим и напрягаюсь.

Дальше мы с ней рассматриваем все возможные варианты с ситуацией ее отказа заведующей. Она приходит к тому, что не так уж страшно в этой ситуации прямо сказать ей, что еще не готова выйти, чем врать или же выходить сейчас на работу и тогда не считаться с собой, со своим здоровьем. Далее я решаюсь на интерпретацию.

- У меня складывается впечатление, что ты в последнее время не живешь в соответствии со своим Я. Ты сама мне говорила, что чувствуешь себя какой-то другой, не такой, какая ты есть на самом деле. Ты стараешься угодить всем, угадать их желания, не обидеть, не отказать, но при этом забываешь об одном человеке - о себе. Ведь у тебя тоже есть свои желания, потребности, но ты упорно их игнорируешь. Ты потеряла чувствительность к себе, заморозила в себе свои эмоции, чувства. А ведь чувства – это показатель того, что человек жив. Ты же умираешь при жизни, не позволяя своим чувствам быть. Помнишь, еще на первой сессии ты говорила, что у тебя в груди как будто бы какой - то комок. Похоже, что это комок из твоих неосознанных и неотреагированых чувств. Они заморожены в тебе, душат тебя. Я думаю, что это непосредственно связано с твоим заболеванием.

- Но так же нельзя! Так что, получается, на других не надо обращать внимание? Как же так, я все время живу по-другому. (Возмущенно).

- Что ты чувствуешь сейчас?

- Я злюсь на Вас, разве так можно говорить? (Наконец-то! Это уже что-то! Она заговорила о чувствах, да еще и о злости. Ведь выражать социально неодобряемые чувства, такие, как злость, недоверие, раздражение, зависть и т.д. гораздо сложнее, чем, скажем, говорить о симпатии, признательности и благодарности). Вот и муж мой делает так, как Вы говорите. Я его тоже не понимаю и злюсь на него. Он себя ведет, так как ему хочется. Ему неохота, к примеру, выходить к гостям, допустим, он себя плохо чувствует, он и не идет, а Таня должна за него отдуваться. Я ему говорю: «Сергей, как ты так можешь, к тебе же пришли?» И, тем не менее, его все почему-то любят, а я, как ни стараюсь, не могу добиться и близко такого отношения к себе. Почему? Его даже бабки все уважают, только и слышишь: «Сергей, Сергей», а он может иногда пройти и даже не поздороваться, и ничего, все ему с рук сходит. Вот вчера соседка пришла, спрашивает, где Сергей. Оказывается, у нее пропал котенок, и она хочет спросить у него, не прибился ли он к нам, а меня будто не существует, что у меня, что ли нельзя спросить?

- Я думаю, Таня, ответ на твой вопрос довольно прост. Его любят и уважают другие, потому, что он любит и уважает себя. А за что, скажи, уважать тебя и считаться с тобой, если ты сама с собой не считаешься? …. Я думаю, что у тебя есть один хороший способ избавиться от твоей болезни. Как ты думаешь, какой?

- Полюбить себя?

- Полагаю, что да.

- Что значит полюбить себя?

- А как сама думаешь?

- Думаю, что это значит чувствовать себя, понимать свои желания, интересы…

- … и уметь позаботиться о себе, даже если придется сказать другому нет.

- Я и так уже в последнее время изменилась. Насадила себе комнатных цветов штук 10 и продолжаю еще приносить. Раньше у меня была одна герань, удивительно, как она еще не пропала. Сергей спрашивает, что со мной произошло. А я не знаю, может, весна действует, может, еще что. Не знаю. Как-то жить захотелось. Не плачу последние недели, настроение хорошее.

***

Сказала, что вчера у нее было плохое настроение, опять на нее навалился целый ком проблем, хотелось плакать, жалеть себя.

- Что это за ком?

- Разные мысли по поводу своего состояния. Думаю, может, я не выздоровею, рука болит после операции, наверное, задели какой-то нерв.

- Таня, я вижу в тебе перемены. Раньше ты говорила, что у тебя нет проблем, и старалась показывать это всем своим видом. А сейчас ты достаточно свободно говоришь о своей беде. (Клиентка действительно стала намного чувствительнее к своим переживаниям, то, что она заговорила об этом, уже прогресс).

- Ну, с вами я еще себя чувствую немного скованно, особенно первые минуты, потом отхожу.

- Ты меня боишься?

- Нет, Вы просто мужчина. Может, это и хорошо, что я работаю с мужчиной, не известно, как все было бы, если бы у меня терапевтом была женщина, я как-то не доверяю женщинам.

- А с мужчиной что чувствуешь?

- Неловкость, напряжение.

- Со всеми?

- Нет, не со всеми, еще так же со своим заведующим отделением. Как- то не получается у меня с ним спокойно себя чувствовать, какая то напряженность в отношениях, и он тоже это чувствует. А все остальные у меня не вызывают таких чувств.

- А как у тебя с Сергеем?

- Я раньше была с ним открыта, ничего от него не скрывала, могла о чем угодно ему рассказать, даже о своих встречах с мужчинами, в общем, как с подружкой.

- Сейчас что-то изменилось?

- Да, я сейчас стала не такая открытая с ним, он иногда даже обижается.

- Ты стала относиться к нему как к мужчине?

- Наверное, да.

- Ты говоришь, что чувствуешь некоторую неловкость в общении со мной?

- Да, это уже возникает за минут 10 до встречи, и особенно ясно проявляется, когда я уже стою перед дверью у Вашего дома.

- Что это за чувство?

- Ну, такое чувство, как будто на свидание иду (смущается).

У клиентки явно образовался положительный перенос на меня. (Если анализировать данный феномен в русле психоанализа). Следовательно, по закону жанра, об этом нужно говорить или выносить на границу контакта (это уже в традициях гештальт-подхода), иначе это может быть препятствием в дальнейшей работе.

- Спасибо за такое откровение с твоей стороны. Это очень важно, что ты смогла заговорить об этом. И то, что ты говоришь об этом, также говорит в пользу того, что ты стала более чувствительной к себе.

- Ну и что же тут хорошего? Лучше, когда не думаешь ни о чем.

- А разве от этого можно уйти? Ты закрываешь на проблему глаза, но она то от этого не перестает быть проблемой, никуда не исчезает. Вот ты на первых сессиях пыталась обманывать меня и себя, что все у тебя хорошо, что нет повода для волнения, что ничего не случилось, но сама при этом плакала постоянно, не понимая, от чего. Сейчас же ты признаешь, что не все так, оказывается, хорошо, ты уже осознаешь причину своих слез и, стало быть, можешь что-то менять.

- Я думаю, почему мне так не везет в жизни, просто я какая-то невезучая. Квартиры у меня нет, с мужем не все ладится, вот сейчас эта беда…

- Ты как-то акцентируешь свое внимание лишь на плохом. Постарайся вспомнить о том, что у тебя хорошо, ведь, наверняка, есть же что-то. (А это уже о ресурсах клиентки).

- Ну, если сравнивать с теми, у кого еще хуже, то, конечно, не так уж все и плохо, но мне то от этого не легче. У меня такое ощущение, что я прожила зря эти 30 лет, что много чего не сделала.

- Но у тебя ведь есть достижения, которые можно засчитать в актив: родила и воспитываешь дочку, приобрела профессию, которая тебе нравится …

- Но все равно такое-то ощущение, что чего-то в жизни не хватает, чувств, что ли, радости, самого ощущения жизни.

- Жизнь стала казаться пресной?

- Да, вот раньше, хоть и труднее было, но как-то было ощущение, что что-то со мной происходит, как-то цепляет меня.

- А что, как ты думаешь, изменилось?

- Я стала какая-то несвободная, несамостоятельная, ничего не могу сама сделать, все время прячусь за Сергея. Уже смотрю, что даже на рынок сама не могу сходить, пишу ему записки, что нужно купить, не говоря уже о том, чтобы взять и, скажем, самой съездить в город.

- И что же случится, если ты съездишь сама в город?

- Сергей будет не доволен, будет обижаться, скандал закатит. (Опять эти проекции!)

- Ты уверена, что будет именно так? Может это та же история с молотком?

- Ну, я не знаю, я думаю, что он будет не доволен.

- Ты знаешь, Таня, не удивительно, что у тебя нет ощущения вкуса к жизни. Ведь для этого нужно что-то делать самой, получать новый опыт, рисковать, только так возникает ощущение жизни, ее вкус. А у тебя все заранее спланировано, запрограммировано, все предсказуемо. Новый день не может принести тебе ничего нового, с тобой не может ничего случиться, так как ты защищена от всего этого. У тебя есть Сергей, который все решает за тебя: договорится о встрече с психологом, перенести ее … Ты мне напоминаешь маленького ребенка, которого водят за ручку родители. И хотя он в безопасности от разных неприятностей, происшествий, он также закрыт для встречи с миром, у него очень мало шансов встретится с этим миром и получить новые волнующие впечатления. И так будет до тех пор, пока его будут водить за ручку. Ты готова на небольшие эксперименты в своей жизни?

- Страшно… А что нужно делать? (Запрос на конкретный совет от которого я не могу удержаться, слишком сильна еще во мне педагогическая позиция).

- Пытаться понемногу осваивать мир, очень осторожно. Пробуй делать то, что раньше себе не позволяла, скажем, сходи на тот же рынок, позвони мне и договорись о встрече и старайся чувствовать, что с тобой происходит, акцентировать внимание на этом новом опыте. Не нужно делать сразу каких-то экстремальных для тебя поступков, а лишь некоторые, пусть незначительные, но новые для тебя шаги. Ну, скажем, попробуй на этот раз сама позвонить мне и договорится о встрече.

- Ой, я не смогу…

- И все-таки попробуй, не отказывайся сразу.

***

Следующая встреча была последней. Таня сказала, что она беременна, что очень рада этому событию и одновременно ей очень тревожно. Естественную для ее состояния здоровья тревогу усугубляют врачи, которые категорически против продолжения беременности. Это была очень эмоциональная сессия, в которой Таня много говорила о своей радости, возмущении, злости, отчаянии, надежде… (Как это было неожиданно и приятно слышать от нее, еще совсем недавно такой замороженной!) А в конце она поблагодарила меня за помощь, сказала, что просто уверенна, что ее состояние непосредственно связано с терапией. (Бывают же иногда приятные мгновения в работе! В такие минуты веришь, что живешь не зря и профессию выбрал ту…). Она решила на свой страх не прерывать беременность, чтобы ей ни советовали врачи. В ее глазах была решимость, уверенность и радость. Что мне оставалось в такой ситуации? Порадоваться за нее и поддержать в ее выборе.


Геннадий Малейчук