Любая психотерапевтическая концепция основывается на некоторых представлениях о личности, о норме психического здоровья. Вне зависимости от принадлежности к той или иной школе психотерапии, терапевт в своей работе придерживается конкретной модели, определяющей сущность данных понятий. Содержание данных концептуальных моделей во многом определяет выбор методов и средств терапевтической деятельности, характер профессионального взаимодействия.

Концепция «позитивного психического здоровья» у истоков которой стоят представители гуманистической психологии (В. Франкл, А. Маслоу, К. Роджерс, Р. Мэй, Г. Олпорт и др.) определяет психическое здоровье в терминах активности и личностного развития. В качестве основных критериев здоровой, то есть развивающейся, самоактуализирующейся личности выступают у разных авторов свобода и ответственность, сила Я, творчество и любовь. Практически все авторы, характеризуя здоровую личность, сходятся на мысли о ее способности к творческому приспособлению, как способности к поиску нового решения в ситуации неопределенности в отсутствии заданного выбора, то есть способности личности осуществлять индетерминированный выбор.

Несмотря на то, что понятие выбора не является психологическим, само осуществление выбора во многом определяется свойствами личности выбирающего, что позволяет анализировать данный феномен с позиции психологии. В данной статье я попытаюсь проанализировать психологические механизмы выбора, рассмотреть онтологический аспект данного феномена, не придерживаясь какой-то определенной парадигмы, а, избрав для этого эклектический подход в позитивном значении этого термина, то есть буду использовать для исследования интересующего меня предмета комплексный, всесторонний подход. Для того, чтобы определить сущность феномена «выбор», необходимо ответить на следующие вопросы: Как происходит выбор? Кем (чем) он определяется? Что собственно можно считать выбором, то есть, всегда ли выбор является выбором?

Прежде чем ответить на эти вопросы рассмотрим структуру анализируемого феномена. Если исходить из представления о выборе как о некой активности, то в структуре данного феномена можно выделить субъект (выбор – это всегда выбор кого-то), объект или предмет (выбор – это всегда выбор чего-то) и отношения между ними.

Субъект выбора в данном контексте – это тот, кто осуществляет выбор, кто проявляет активность. Активность может исходить как из самого субъекта, так и задаваться извне, следовательно, можно говорить о внутренней (субъектной) и внешней (внесубъектной) активности.

Предмет выбора – это то, на что направлена активность субъекта. Предметом активности (выбора) может быть все, что угодно (какая-то вещь, профессия, супруг … жизненный путь). Предмет выбора определяется потребностями субъекта.

Таким образом, если представить компоненты данного феномена как объект выбора или предмет (П), субъект выбора (S) и отношения между ними, то идеальная модель выбора будет выглядеть следующим образом:

S -------- П

Если исходить из наличия как внутренней, так и внешней активности, определяющей выбор, то банальный на первый взгляд вопрос: «Всегда ли выбор – это активность субъекта?» представляется достаточно уместным. Определив выбор, как активность субъекта, направленную на внешние по отношению к нему объекты, уместно задать вопрос о том, всегда ли эта активность детерминирована субъектом, его внутренними, субъективными потребностями, то есть, потребностями его Я? Только при наличии положительного ответа на этот вопрос мы можем говорить о выборе, как об осознанной субъектом, свободной от внешних влияний активности, детерминированной его Я- потребностями.

Исходя из такого понимания выбора, можно говорить о следующих его условиях: детерминированность потребностями Я и его осознанности.

Таким образом, мы исходим из того, что выбор является атрибутом субъекта, и, следовательно, анализировать данный феномен необходимо в контексте психологических особенностей субъекта, осуществляющего выбор. Исходя из нашей идеальной модели выбора как внутренней, детерминированной Я активности, необходимо, определить свойства этой активности, а также то, какими качествами должен обладать субъект, для того чтобы его выбор был действительно его выбором, его активностью.

Как известно, в основе любой активности лежит некая потребность. Сам характер активности будет определяться доминирующей потребностью. В своей работе я буду исходить из системного представления о психической реальности, представляющей собой многоуровневую структуру, то есть имеющую разные уровни психического отражения. Построенная модель психической реальности основывается на взглядах З.Фрейда, К.Г. Юнга, Л.С. Выготского, К. Левина, В. Франкла и др. и в некоторой степени представляет собой синтез взглядов этих ученых.

З.Фрейд положил начало дифференцирования психической реальности, выделив в ней два уровня: сознание и бессознательное, понимая под ней совокупность всех процессов, как сознательных, так и бессознательных [6]. До З. Фрейда психика и сознание рассматривались как синонимы. В дальнейшем, изучение психической реальности, как сложного, многоуровневого феномена осуществлялось в 2 направлениях: глубинной психологии (ученики З. Фрейда, прежде всего К.Г. Юнг) и вершинной психологии (Л.С. Выготский, В. Франкл, А. Маслоу и др.) Представители этих направлений выделяют в каждом из обозначенных уровней своеобразные подуровни. В частности, в бессознательном были выделены индивидуальное и коллективное бессознательное, а в сознании – индивидуальное и коллективное сознание. Структура психической реальности получила следующий вид:

- Индивидуальное сознание

- Коллективное сознание

- Индивидуальное бессознательное

- Коллективное бессознательное

Дадим краткую характеристику выделенных уровней.

Коллективное бессознательное включает в себя неосознаваемые пласты психики, генетические, родовые формы ее существования. К. Г. Юнг исходил из идеи о том, что бессознательное не сводиться к биологически детерминированным, инстинктивным слоям психики, а охватывает всю сумму психического опыта всех предыдущих поколений, проявляющуюся в душевной жизни в виде определенных типов поведения, эмоциональных реакций, образов, спонтанных фантазий, сновидений. По выражению К. Г. Юнга – это темная, «ночная» сторона психики, более глубинные слои психического, «…теряющие свою индивидуальную исключительность, так как они отступают все дальше и дальше в темноту. «Потемнение вниз» означает для них приближение к автономно функционирующим системам…» [8,125] Конкретными формами проявления коллективного бессознательного являются архетипы. Архетип (от греч. arhetipos – первообраз) – образы, переходящие из поколения в поколение, присущие всем без исключения людям и приобретенные ими от рождения. Архетипы – элементы коллективного бессознательного, общего для всего человечества. Они наследуются, подобно тому, как наследуется строение тела. В каждом отдельном человеке помимо личных воспоминаний есть «изначальные» образы, унаследованные человеческие представления. Архетипы структурируют понимание мира, себя и других людей. Проявляются в мифологических повествованиях, сказках, снах, а также при некоторых расстройствах психики. Набор архетипов ограничен. Наиболее значительные из них – анима, анимус, кватерность, самость. [7]

Для нашего анализа важно, что коллективное бессознательное в форме архетипов участвует в структурировании мира, входит в содержание образа мира и образа Я, детерминируя поведение субъекта, и не осознается им.

Индивидуальное или личностное бессознательное является другим уровнем бессознательной психики. По мнению К.Г. Юнга, в его содержание входит все то, что воспринимается органами чувств человека, но не регистрируется сознанием, а также то, что он когда-то осознавал, но забыл [8]. Таким образом, в личностное бессознательное входят переживания, не связанные с сознанием, то есть не отнесенные к Я. Далеко не вся информация, поступающая из внешнего и внутреннего мира, осознается человеком. И не удивительно, так как на ее осознание было бы затрачено слишком много психической энергии. Большая же часть информации либо не осознается, либо воспринимается автоматически, (своеобразный автопилот) что позволяет человеку экономить психическую энергию. Другую же часть содержания бессознательного составляют ранее сознаваемые, но впоследствии вытесненные из сознания (фактически забытые для Я) переживания, в силу их неадекватности образу Я, либо образу мира. Эти вытесненные состояния сознания, как известно, забываются для Я, но не исчезают, а формируются в подсознании в различного рода комплексы, которые, в силу своей высокой энергетической заряженности, продолжают оказывать влияние, фактически руководить Я. Комплексы, по мнению К.Г. Юнга, «…имеют тенденцию жить своей собственной жизнью отдельно от наших намерений» [7,48], «комплекс с присущей ему энергией имеет тенденцию образовывать как бы отдельную маленькую личность».[7,47]
Следовательно, и второй структурный уровень психической реальности остается неосознанным для Я субъекта.

Поскольку индивид является не только автономным и обособленным, а еще и социальным существом, то и его психика не только индивидуальный, но и коллективный феномен. Коллективное сознание формируется благодаря другому человеку в процессе воспитания, образования и взаимодействия. Это тот набор правил, ролей, установок, значений, которые человек усваивает, приобретает в процессе социализации. Именно они формируют свойственное для данного места и времени общественное, коллективное сознание. Этот социальный уровень психики определяет место личности в конкретной исторической формации, в конкретном историческом времени и пространстве. Коллективное сознание это образ того, каким должен быть человек с точки зрения общества и как он должен жить в нем. К. Г. Юнг, в частности отмечал, что при более внимательном рассмотрении остается только удивляться, сколько в нашей, так называемой индивидуальной психологии, собственно коллективного [8]. Формой проявления общественного сознания являются значения – знание о мире, преломленное через коллективное восприятие. Хотя это и уровень сознания, но это уровень совместного, позаимствованного знания, в основном лично не пережитого Я, а принятого, усвоенного им на веру. Следовательно, содержание коллективного сознания является фантомным. Фантомы – это идеи, знания, принятые на веру, критически не осмысленные, не проверенные на личном опыте, не пережитые, усвоенные неосознанно, но оказывающие влияние на всю жизнедеятельность человека. Фантомы разнообразны и касаются разных сторон жизни (социальные, профессиональные, семейные роли и др.) и чаще всего проявляются в виде обобщенных знаний (земля круглая), либо представлений (все мужчины…), либо долженствований (хорошая жена должна…). Фантомы сознания обладают следующими свойствами: 1) они не переживаются и не выделяются самим человеком, он в них погружен; 2) без специально организованной ситуации сам человек не осознает фантомы и не относится к ним как к фантомам. Такая ситуация по осознанию фантомов требует нового взгляда на уже известные знания; 3) Фантом может существовать как короткое, так и длительное время, но в целом, достаточно устойчив. Время жизни фантома не ограничено. В гештальт теории используется для описания этого феномена другой термин – интроект.

Таким образом, фантомы сознания или интроекты – это организующие сознание человека идеи, образы, знания, представления, которые структурируют, организуют его внутренний мир, входят в содержание образа мира, образа Я и образа другого человека и также не осознаются Я.
Индивидуальное сознание проявляется в форме личностных смыслов – содержаний знаний лично пережитых Я, то есть знаний для Я. Одним из показателей существования индивидуального сознания является наличие рефлексии – способности сознания выделять свое Я, и относиться к нему. При таком выделении, Я способно критически относиться к своим поступкам, действиям, отношениям и оценивать их, а также влиять на них, управлять ими. Выделение Я – есть показатель индивидуального сознания. По мнению К.Г. Юнга, Я является субъектом, центром сознания и его условием. Анализ работ гуманистически ориентированных исследователей (А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм, Р. Мэй, Д. Бьюдженталь, И. Ялом) показывает, что основными качествами индивидуального сознания является осознанность, свобода и ответственность. Наличие этих качеств позволяет говорить о возможности выбора, как Я – детерминированной активности.

Обобщив вышесказанное, можно представить структуру психической реальности в следующем виде:

 

 

Уровни психической реальности
Формы проявления Свойства

 

Индивидуальное сознание

Я = Я

Я как Я

Идентификация с Я

Личностный опыт, отраженный в личностных смыслах

Активность, осознанность, ответственность

Коллективное сознание

Я # Я

Я = общественное сознание

Общественный опыт, отраженный в значениях, фантомы сознания, интроекты

Зависимость от социальных стереотипов

Индивидуальное бессознательное

Я # Я

Я = общественное сознание

Индивидуальные комплексы

Зависимость от индивидуальных комплексов

Коллективное бессознательное

Я # Я

Я = коллективное бессознательное

Архетипы Зависимость от коллективных комплексов


Как видно из представленной таблицы, во всех перечисленных вариантах, за исключением первого, Я не обладает собственной внутренней активностью, оно зависимо от общественных представлений, индивидуальных комплексов, коллективных архетипов и, следовательно, не способно к автономному выбору. Ситуация вынужденного, зависимого выбора не осознается человеком в силу его бессознательного характера, не включенности в поле сознания. В связи с этим все попытки апелляции к этому факту (отсутствию собственного выбора), как правило, встречают сопротивление. Любая попытка извне изменить устоявшуюся картину мира и свой образ Я, как правило, запускает в действие сложную систему психологических защит. Только индивидуальное сознание способно к осознаванию, причем осознавание не сводится лишь к интеллектуальному знанию о себе и окружающем мире, нетождественно ему. Оно включает как переживание восприятия стимулов внешнего мира, так и внутренних процессов организма – ощущений, эмоций, а также мыслительной деятельности – идей, образов, воспоминаний и предвосхищений. Именно осознавание, в противоположность рациональному знанию, дает реальную информацию о потребностях организма и об окружающей среде. Такое понимание осознавания является свойственным для гештальт подхода в терапевтической практике. Рассмотрим более подробно область индивидуального сознания, так как только эта субстанция способна осуществлять собственную активность, то есть выбор.

Область индивидуального сознания – это Я человека, которое является центром поля сознания. Я является одновременно и содержанием индивидуального сознания и его условием. Какими же свойствами должно обладать Я для того, чтобы быть способным к выбору, быть «хозяином» собственного выбора?

Можно предположить, что выбор возможен только на основе осознания собственной идентичности, то есть самоидентичности или самотождественности. Под самотождественностью (самоидентичностью) будет пониматься процесс переживания человеком своего Я как ему принадлежащего [4]. Такое понимание самоидентичности опирается на идеи рассмотрения данного феномена в экзистенциально-гуманистической концепции (А. Маслоу, Р. Мэй, Дж. Бьюдженталь и др.). Так, например, Дж. Бьюдженталь говорит о внутренней, подлинной, процессуальной идентичности, противопоставляя ее внешней идентичности, сформированной в социуме и обладающей ригидностью [1]. Такого рода внутренняя идентичность формируется в результате личностного и духовного роста, в результате внутреннего осознания, внутреннего слушания и характеризуется им как процесс. «Если Я хочу переживать свою жизнь во всей полноте, - пишет Дж. Бьюдженталь в своей книге «Наука быть живым», - я должен переживать ее в центре – мне необходимо чувствовать свое Я. Вот что такое внутреннее осознание. Это переживание своего Я» [1,24]. А. Маслоу также обращал внимание на внутреннее осознание человеком своего уникального бытия [4]. А. Уотсон говорил о «внутреннем зрении» и о «подлинном Я», которое отличается от личности. Р. Лэйнг пишет об идентичности–для–других и идентичности-для-себя [2].

Самоидентичность является единицей переживания человеком своего Я, как себе принадлежащего, и выступает как одно из проявлений содержания психической жизни, делает возможным выделить собственное Я, его не тождественность другому. Самоидентичность, на наш взгляд, представляет собой динамическое, интегральное образование, способное охватить психическую жизнь как целостность, и, возможно, выступить в качестве критерия наличия психической жизни [3]. Так, в частности Дж. Бьюдженталь пишет об этом: «Я в наибольшей степени чувствую себя живым, когда открыт всему многообразию моей внутренней жизни… Я в наибольшей степени жив, когда могу позволить себе пережить, действительно реализовать все это многообразие и даже по-настоящему почувствовать и выразить свою целостность» [1,25] На обобщенном уровне самоидентичность выступает как переживание тождественности самому себе (Я = Я), принятие себя как данности. Это целостное, интегральное образование состоит из частных переживаний и проявляется в самых разных формах (Я-концепции, самооценке, самосознании и др.), которые позволяют с разных сторон видеть этот феномен. Самоидентичность в полной мере представлена в концепции жизни в виде переживания своей ответственности за нее [3].

Прежде чем определять содержание и феноменологию идентифицированного Я, остановимся на его структуре. Проведенный анализ [4] позволил выделить в структуре Я следующие структурные элементы: Эго, обобщенный персонификат, не-Я.

Эго – изначально задано, возникает и проявляется для других, через столкновение с не-Я;

Не-Я - формируется благодаря Другому, через столкновение с Другим;

Обобщенный персонификат – обобщенный образ человека, типичный для конкретной культуры.

Каждая из выделенных субстанций может иметь разную степень дифференцированности. Так, например субстанция не-Я может располагаться на континууме от полного невыделения Другого в структуре Я, до высокой степени его выделенности и структурированности – свой, чужой, близкий и др. То же самое можно сказать и об остальных структурных компонентах Я. Наличие структурности Я и дифференцированности его структурных компонентов задает одно из качеств Я – его прерывистость, адинамичность. Другим качеством Я является степень подвижности, динамичности связей между структурными компонентами, что позволяет переживать Я как непрерывную, динамическую целостность.

В зависимости от вышеперечисленных свойств, процесс функционирования Я может быть как активным, идущим от Я, в котором рамки или границы Я задаются и удерживаются изнутри, самим Я, так и пассивным, направленным к Я, где границы Я задаются и удерживаются благодаря внешнему воздействию. В первом случае, Я активно, осознанно выбирает способы и формы своего функционирования и взаимодействия с миром, во втором – Я пассивно, неосознанно, некритично воспринимает навязанные формы активности.

Идентифицированное Я характеризуется рядом противоречивых свойств: прерывностью и непрерывностью, целостностью и структурностью, динамичностью и статичностью. Благодаря наличию этих противоречивых свойств, человек способен переживать себя как изменяющегося, но при этом остающимся самим собой. Существование выделенных противоречий в идентифицированном Я приводит к тому, что такое Я постоянно осуществляет выбор, уточняет свои границы, что находит отражение в наличии внутреннего диалога, или диалогичности Я, проявляющейся в рефлексии. Следовательно, рефлексия может выступать в качестве одного из критериев идентифицированного Я.

Таким образом, проведенный нами теоретический анализ, позволил выделить следующие свойства идентифицированного Я:

- наличие структурных компонентов внутри Я;

- их дифференцированность (когнитивная сложность);

- наличие противоречий между ними;

- подвижность границ Я.

Феноменологию идентифицированного Я можно описать следующим образом:

«Я переживаю себя как источник своих сил, своих желаний и потребностей. Я сам строю себя, создаю сам себя. Я отвечаю за все, что со мной происходит, и не оправдываю это обстоятельствами. Я не зависим от обстоятельств и других людей, и сам являюсь хозяином своей жизни, ее режиссером. Я осознаю свои мысли, чувства, поступки и осознанно делаю свой выбор. Я принимаю себя» [4].

Человек с идентифицированным Я осознанно, свободно и ответственно управляет своей жизнедеятельностью, обладает, по мнению А.Ш. Тхостова качеством «авторства» [5]. Схожую точку зрения мы находим у Сартра. Определяя ответственность как качество личности, он пишет о том, что быть ответственным означает «быть автором».

Идентифицированное Я мы рассматриваем как вариант нормального личностного развития. Соответственно, варианты отклонения от нормы можно представить как:

- не выделение структурных компонентов Я (синкретизм);

- отсутствие дифференциации структурных компонентов (когнитивная простота);

- идентификация Я с одним из компонентов;

- ригидность границ Я.

Не идентифицированное Я можно представить как ригидное, либо чрезмерно лабильное, ситуативное. Его границы, активность и переживания определяются не им самим, а другими людьми, ситуацией, обстоятельствами и т.д. Идентификация осуществляется по внешнему признаку, не входящему в психическую реальность – половому, ролевому, групповому, статусному и др. Это приводит к ограничению Я этим признаком, замещением им Я. Соответственно уменьшается и степень свободы и активности Я, сужается, сводится к границам этого признака.

На основании вышеприведенных размышлений можно сделать вывод о том, что выбор, как активность, детерминированная Я, возможен только на основе осознания своей собственной идентичности.

Литература

1. Бьюдженталь Дж. Наука быть живым. Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической терапии. М.: Изд-во «Класс», 1998.

2. Лэйнг Р. Я и другие. М., Изд-во «ЭКСМО-Пресс», 2002.

3. Малейчук Г.И. Идентичность ранней юности. Клинико-феноменологический подход. Изд-во Бр.ГУ им А.С. Пушкина, 2001.

4. Маслоу А. По направлению к психологии бытия. М.: Изд-во «ЭКСМО- Пресс», 2002.

5. Тхостов А.Ш. Топология субъекта.// Вестн. Моск. ун-та. Сер.14. Психология, 1994 №2.

6. Фрейд З. Психология бессознательного. М. «Просвещение»,1989.

7. Юнг К. Г. Аналитическая психология. СПб.: МЦНК и Т «Кентавр», 1994.

8. Юнг К.Г. Психология бессознательного. М.: «Канон», 1994.


Геннадий Малейчук