Лекция, прочитанная на гештальт-конференции «Гештальт на пересечении дорог», Барановичи, февраль 2011 года.

Согласно культурно-исторической теории развития человека, психика является продуктом социальных отношений, свойственных определенному историческому этапу развития общества [1]. Современный человек живет в век информационных технологий. Еще несколько лет назад человечеству не были известны вещи и понятия, составляющие на сегодняшний день необходимые атрибуты повседневной жизни, например «всемирная информационная сеть», «мобильная и цифровая связь». Благодаря информационным технологиям, достижениям научно-технического прогресса жизнь современного человека становится всё более комфортной, он в меньшей степени, чем его предки озабочен вопросами выживания, удовлетворения своих базовых потребностей. Современный человек становится более свободным в вопросах «добычи» средств для существования, у него появляется множество возможностей для самореализации, и как следствие, появляется неопределенность, рождающая множество психологических проблем. На сегодняшний день одной из наиболее распространенных среди психологических проблем является проблема тревоги. По данным ВОЗ тревожные расстройства в 50% случаев являются причиной обращения за психотерапевтической и психологической помощью. Тревога, в отличие от страха, является комплексным недифференцированным психофизиологическим состоянием, и как следствие, она трудно поддаётся психологической коррекции. Каковы социокультурные основания возникновения состояния тревоги? Тревога – это состояние внутреннего конфликта между одновременным присутствием возможностей и ограничений ‑ «получится, или не получится?», «смогу ли я что-то изменить?», «нужно что-то делать»? Например, когда человек находится в юном возрасте, он желает получить хорошее образование, зарабатывать деньги, создать счастливую семью. По мере взросления, человек сталкивается с определенными социальными ограничениями: сложно поступить в престижный Вуз, чтобы получить хорошую профессию (необходимо выдержать конкурс), найти высокооплачиваемую работу (количество мест ограничено), достойного спутника жизни. И все эти ограничения неизбежно приводят человека к состоянию тревоги. «Смогу ли я? Получится ли у меня»?

Не менее значимой, наравне с проблемой тревоги является проблема тотального одиночества. В век информационных технологий социальные контакты приобретают краткосрочный характер [2]. В поисках высокооплачиваемой работы люди нередко переезжают из города в город, стремятся попасть из периферии в столицу, эмоциональные связи с родственниками вследствие расстояний и занятости нарушаются, новые дружеские отношения с возрастом возникают все реже. На смену межличностным контактам приходят контакты посредством компьютера, интернета. Сегодня, чтобы общаться с друзьями, можно не выходить за пределы квартиры, достаточно иметь компьютер и доступ в интернет. Помимо позитивного эффекта – поддержания социальных отношений, общение посредством компьютера отчуждает людей друг от друга. Нарушению эмоциональных отношений способствует и жизнь в конкурентном обществе, ориентированном на достижения и успех. Чем более высокий социальный статус занимает человек, тем более одиноким он становится, так как достижения неизбежно связаны с конкуренцией за те или иные ресурсы, нередко с конфликтами Результатом достижений может выступать не только высокий социальный статус, но и сложности в построении эмоционально теплых отношений с другими людьми. Социально успешный человек на каком-то этапе жизни может оказаться в обществе точно таких же как он людей, либо в обществе тех, кто ему тайно завидует и ненавидит. Социально и финансово успешные люди часто страдают от чувства тотального одиночества, и самая большая роскошь для них – это роскошь человеческого общения. На приём к психотерапевту такие люди приходят для того, чтобы доверить другому человеку свои сокровенные мысли и чувства. Если раньше психоаналитики говорили о невротической личности нашего времени (Фромм), то теперь скорее уместно говорить о нарциссической личности нашего времени, страдающей чувством тотального одиночества и сталкивающейся со сложностями в построении эмоциональных отношений.

В информационном обществе «спутником» современного человека становится депрессия – комплексное психофизиологическое состояние, характеризующееся снижением эмоционального фона, потерей способности переживать яркие эмоции, нарушением сна и в целом потерей жизненной энергии. Психологическая природа депрессии обусловлена множеством социально-психологических факторов: воспитанием в семье, умением распоряжаться агрессией в отношениях с окружающими, способностью предъявлять негативные и позитивные эмоции. Обилие социальных эмоционально уплощенных контактов в современном обществе приводит к тому, что человек вынужден игнорировать и подавлять эмоциональную сферу своей жизни. К примеру, на работе, чтобы не испортить отношения с начальством и коллегами, человек не предъявляет своих истинных реакций, а одевает «социально приемлемую маску», в семье, чтобы не обострять отношения, вынужден подавлять свои чувства. Такой стиль жизни приводит к общему недовольству собой и возникновению депрессии, которая нередко проявляется и в соматической форме, в виде нарушений сна, синдрома хронической усталости, лишнего веса.

Соматизация, наряду с депрессией, является одной из наиболее распространенных психологических проблем современности. В обществе гораздо более лояльно относятся к соматическим болезням, чем к психологическим проблемам, а тем более к психическим заболеваниям. Если человек болен соматическим заболеванием, то ему больше внимания уделяют его близкие и родные, которым в свою очередь сочувствуют их родственники, друзья, коллеги. В то же время, если человек госпитализирован в психиатрическую клинику, этот факт стараются тщательно скрывать его родственники и близкие, даже в общении между собой редко упоминают о случившемся. В результате, множество психологических проблем с помощью механизма конверсии (открытого еще З.Фрейдом) преобразуются в соматические заболевания, где мишенью конфликта становится отдельный орган и образуется соматоформное расстройство. Больной приходит на прием к врачу, который прописывает лекарственные препараты, однако лечение не дает желаемого эффекта.

Психологическая проблема современного человека, которая аккумулирует все выше обозначенные проблемы – это проблема «множественной идентичности». Нашим современникам сложно ответить на вопрос «Кто я?». Если двести-триста лет назад можно было однозначно ответить: «Я‑воин», «Я‑рыцарь», «Я‑крестьянин», то сегодня, например, можно быть одновременно практическим психологом, преподавателем ВУЗа, состоять в футбольном клубе, посещать церковь. Появилось множество возможностей для самоидентификации. В результате человек пытается найти ответ на вопрос: «Кто я?», «Где моё истинное Я»? Данная проблема осложняется тем, что в массовом сознании актуальны теоретические положения гуманистической психологии 60-х годов о поиске «Истинного Я». В современном обществе у человека, как правило, несколько социальных ролей, и он теряется в поисках своего «Истинного Я». Данную проблему психотерапевты определяют как «кризис идентичности». Состояние «кризиса идентичности» проявляется в чувствах и мыслях человека, что жизнь проходит мимо, что он проживает не свою жизнь, как следствие, появляются и другие психологические проблемы –тревога, психосоматика, одиночество, зависимость.

Важно отметить, что кроме психотерапии, существуют различные способы решения психологических проблем. Один из широко используемых способов – объединение в группы и сообщества, с помощью которых человек получает эмоциональную и социальную поддержку, которая избавляет от тревоги и чувства одиночества. Наиболее часто объединяются в различные сообщества подростки – для них это ещё и способ с помощью Другого обрести собственную идентичность.

Еще один способ совладения с психологическими проблемами – занятие различными религиозными практиками. Религия помогает обрести внутренний «стержень», простроить основания собственной идентичности. Погружение в религиозные практики освобождает человека от состояния тревоги, он признаёт волю Бога и становится «инструментом в руках Божьих». Данные переживания помогают человеку справиться с многими сложностями современной жизни: неопределенностью перед будущим, угрозой внезапной смерти в результате стихийного бедствия или теракта, поиском смысла жизни.

Существуют и деструктивные способы решения психологических проблем – различные формы аддикции, например, алкоголизм и наркомания. В общественном сознании существует устойчивое ошибочное мнение, что алкоголизм, наркомания и различные формы аддиктивного поведения– это причина, а не следствие психологических проблем. На самом деле, если человек болен алкоголизмом или наркоманией это говорит о том, что он испытывает психологические проблемы и является частью «больного» общества на микросоциальном (семья) и макросоциальном уровне. Например, в странах с развитой экономикой, где люди обеспечены необходимыми жизненными благами, достаточно высокий процент алкоголиков и наркоманов. Возможно, эта закономерность связана с тем, что у человека отсутствует необходимость бороться за существование, каждый день преодолевать трудности. В то же время в станах постсоветского пространства, где сложно самореализоваться, обеспечить достойный уровень жизни, процент людей, страдающих алкоголизмом и различными формами аддикции также высок. В данном случае вещество выполняет роль своеобразной анестезии от реальности.

Следует отметить, что психотерапия не является панацеей для решения всех психологических проблем, и психотерапевт не является магом и чародеем, хотя определенный «магический» элемент в деятельности психотерапевта и практического психолога присутствует. Например, магия работает только тогда, когда ей веришь, то же самое можно сказать и про психотерапию. Когда на приём приходит человек, то психотерапевт, как правило, объясняет, что такое психотерапия, рассказывает о механизмах её действия. Некоторые проблемы имеют психологическую природу, когда человек это признает, понимает, то у профессионала появляется возможность для дальнейшей работы. Психотерапия только тогда возможна, когда клиент начинает верить в психологическую картину мира, только тогда, когда у него появляется «психологическая культура». И тогда человек приходит на психотерапевтический сеанс, либо он приходит когда другие специалисты не могут ему помочь. Психологическая наука и практика, в отличие от медицинской существует немногим более 100 лет, а психологическая практика в нашей стране не более двух десятков лет, поэтому образ практического психолога и психотерапевта часто в массовом сознании отождествляется с образом врача, гадателя, экстрасенса. Соответственно и запросы к психологу соответствующие, чтобы он «вылечил», избавил от боли, предсказал. Сложность заключается в том, что самому человеку сложно дифференцировать и сформулировать запрос на психологическую помощь. К примеру, если человек обращается к зубному врачу, зубная боль - она осязаема, и всё, что может сделать человек– это собрать всю свою волю и пойти к зубному врачу. А психологическая боль часто неосязаема, но последствия психологической боли трагические, так как тело и душа – неотделимы, и, соответственно, человек может страдать от соматических болезней вследствие психологической боли, например рак, язва и т.д.

Не каждый человек может стать клиентом психотерапевта, для того, чтобы это произошло необходимо: во-первых, обладать определенным уровнем психологической культуры, во-вторых, необходимо, чтобы клиент поверил тому специалисту, к которому он обращается. Психотерапия является сферой социальных услуг и люди обращаются за психологической помощью, как правило, по рекомендации. Для того чтобы психотерапия работала, необходимо, чтобы человек проникся доверием и уважением к профессионалу. И третье условие успешной психотерапии – это признание некоторого авторства тех психологических проблем, которые существуют у человека – «это мои проблемы, и я вношу в них свои вклады». При соблюдении этих трёх условий существует большая вероятность разрешения психологических проблем.

Каков механизм действия психотерапии? Это сложный вопрос, ответ на который не раз пытались найти ответ психологи-исследователи (Ялом, Май). Во-первых, психотерапия – это особые отношения, предполагающие понимание, сопереживание, эмпатию. Именно психотерапевтические отношения являются чаще всего главным условием помощи и изменений. Вспомогательные техники, эксперименты, которые проводит психотерапевт или практический психолог в рамках сессии являются вторичными по отношению к психотерапевтическим отношениям. Безусловно, важно владеть психотехниками, они составляют профессиональное мастерство, но всё же главное средство помощи– это личность психотерапевта. Именно поэтому в долгосрочных программах подготовки психотерапевтов существует такое количество часов индивидуальной и групповой психотерапии, по окончании которой предполагается, что психотерапевт лучше понимает себя, становится более чувствительным к себе и к Другому. Для того, чтобы быть психотерапевтом необходимо обладать рядом личностных качеств: эмпатией, безоценочным отношением к человеку, быть чувствительным к себе и к своими чувствами. По мере продвижения в психотерапии, клиент всё больше видит в психотерапевте человека, со своими собственными чувствами, эмоциями, сложностями. Как правило, позитивные изменения в психотерапии происходят следующим образом: человек посещает психотерапевтические сеансы, в процессе которых не происходит значительных видимых изменений, однако изменения происходят через других людей, другие люди говорят ему, что он поменялся. А потом человек начинает сам замечать изменения и понимать, что психотерапия помогает. Изменения часто могут происходить после перерыва, после прохождения всего курса, так как психотерапия – это процесс.

Список использованных источников:

  1. Выготский, Л.С. Собрание сочинений: в 6-ти т. Т.1. Вопросы теории и истории психологии / Под ред. А.Р. Лурия, М.Г. Ярошевского. – М.: Педагогика, 1982. ‑488с.
  2. Уэбстер, Фрэнк. Теории информационного общества / Фрэнк Уэбстер.Пер с англ. М.В. Араповой, Н.В. Малыхиной. Под ред. Е. Л. Вартановой. М.: Аспект Пресс, 2004. – 400с.

 

Геннадий Малейчук, Борис Дробышевский