Автор: Наталья Олифирович, Татьяна Кузёмкина, Татьяна Велента   

Инцест, или жизнь без границ

Одним из важных конструктов, используемых в гештальт-терапии, является понятие границ. Практически любые нарушения личности можно проанализировать через специфику построения данным индивидом границы контакта со средой. Ранние нарушения границы контакта ребенка с окружением ведут к тому, что всю оставшуюся жизнь он строит отношения с другими людьми специфическим непродуктивным образом.

Инцест, на наш взгляд – одно из самых травматичных для индивида нарушений контакта со средой. Инцестом называют интимные отношения между членами одной и той же семьи, например, между родителями и детьми, между сиблингами и т. д. Можно также встретить определение инцеста как кровнородственного кровосмешения (инцест первого рода). Данный термин происходит от латинского «incestum», что означает «нечистый».

Психологический смысл инцеста подразумевает определенные действия с сексуальным подтекстом, которые совершаются по отношению к объекту инцеста (ребенку, подростку, взрослому) для удовлетворения сексуальных потребностей агрессора, который эмоционально связан с зависящим от него человеком и авторитетен для него. Инцест не всегда включает сексуальную связь или прикосновения как таковые. Он может иметь только психологическую подоплеку, значение которой состоит в переживании жертвой чувства осуществляющегося над ней насилия. Однако при инцесте обязательно нарушаются психологические, а иногда и физические границы жертвы.

Жертвой инцеста является ребенок или взрослый, по отношению к которому совершено:

• физическое насилие с сексуальным подтекстом или непосредственно половой акт;

• психологическое насилие, включающее моральное давление с сексуальным подтекстом; разговоры на сексуальные темы;

• демонстрация сексуальных действий в присутствии объекта инцеста.

По данным Руссель и Финкельхор, большинство жертв инцеста — лица женского пола, а 80% лиц, его совершающих, — мужчины. Наиболее распространенной формой инцестного контакта является контакт «отец–дочь». Различают три типа отцов, вступающих в сексуальные отношения со своими дочерьми:

• отцы-интроверты;

• отцы-психопаты (со склонностью к промискуитету);

• отцы с психосексуальным инфантилизмом (со склонностью к педофилии).

Инцесты между взрослыми и детьми могут расцениваться как одна из форм изнасилования, поскольку ребенок не может дать сознательного и зрелого согласия на участие в подобных действиях. Даже согласие старших подростков, достаточно компетентных в сексуальных вопросах, не может быть приравнено к согласию взрослого человека. В действительности, у ребенка нет выбора: он может бояться репрессий, которым будет подвергнут в случае отказа в близости. Родитель обладает достаточной силой, чтобы наказать ребенка, лишить его привычных удовольствий или причинить ему боль. Таким образом, даже заявление родителя о согласии ребенка и подтверждение последним этого факта не может приниматься в расчет. Однако некоторые авторы считают, что возможны случаи, когда ребенок использует инцестуозную связь, чтобы получить выгоду для себя или контролировать родительское поведение (Каприо Ф.). Тем не менее, это не освобождает родителя от ответственности за свое сексуальное поведение.

Существуют различные необоснованные убеждения — мифы об инцесте, связанные с большим сопротивлением общественного сознания значимости этой проблемы и широты ее распространения. Наиболее распространенными являются следующие мифы об инцесте (Ф.Каприо):

1. Инцест с детьми совершается людьми, не состоящими с ребенком в близкородственных отношениях. В действительности, насилие обычно осуществляется близкими людьми, от которых ребенок полностью зависит. Большинство сексуальных преступлений совершается авторитетными для ребенка людьми, находящимися с ним в постоянном эмоциональном контакте.

2. Инцест происходит, в основном, в антисоциальных и/или бедных, необразованных семьях, среди членов сект или в социальных группах, изолированных от других членов общества. В действительности, инцест регистрируется в различных социальных группах. Комплементарным мифом является представление о том, что богатство и образованность — это факторы, обусловливающие невозможность инцеста.

3. Инцест — удел психопатов и лиц с антисоциальным поведением. В реальности дело обстоит значительно сложнее. Имеют значение не столько образование или принадлежность к той или иной социальной группе, сколько психологические особенности. Зачастую эти люди достаточно представительны, социально успешны, пользуются большим уважением, много работают. Поэтому сообщения жертвы об инцесте, как правило, не вызывают доверия.

4. Инцест связан с сексуальной депривацией, с невозможностью проявлять сексуальную активность по-другому. Эта точка зрения также ошибочна. Исследования показывают, что большинство лиц, совершающих инцест, ведут активную сексуальную жизнь не только внутри, но и вне брака.

5. Инцест всегда сопровождается насилием (инцест — это всегда растление малолетних). На самом деле иногда дети и подростки ведут себя провокационно и соблазняют взрослых, совершающих инцест. Однако, несмотря на возможность такого поведения, ответственность за инцест несет только взрослый.

6. Заявление клиента (ребенка) об инцесте всегда является правдой.

Примерно в 90% случаев жертвы инцеста скрывают информацию об инцесте. Среди причин сокрытия инцеста можно выделить следующие:

• угроза прямой или косвенной агрессии по отношению к ребенку. Нередко ему сообщают, что если он расскажет о насилии, его убьют или изобьют до смерти;

• убеждение ребенка в том, что ему никто не поверит;

• страх, появляющийся в результате запугивания со стороны агрессора, что если второй родитель (родители) узнает о случившемся, то не простит обоим участникам инцеста;

• опасение, что второй родитель (родители) этого не переживет, заболеет и вина за его состояние ляжет на ребенка;

• запугивание судом: отца (мать) посадят в тюрьму, а семья не сможет жить без него (нее);

• боязнь публичного осуждения.

Таким образом, речь идет о разных формах эмоционального шантажа, которые, к сожалению, оказываются действенными. Причина молчания жертвы инцеста, с одной стороны, заключается в страхе за себя, а с другой — за то, что ситуация в семье ухудшится. Эти действия поддерживаются искаженными представлениями членов семьи о «лояльности» в отношении друг друга.

Последствия инцеста разнообразны и проявляются в эмоциональной, когнитивной и (или) поведенческой сферах личности. У детей, подвергшихся сексуальному насилию, создается повышенный риск развития следующих нарушений:

• аддикции: имеются данные о том, что такие дети в семь раз чаще злоупотребляют алкоголем или другими веществами, изменяющими состояние сознания;

• склонность к суициду: жертвы инцеста в 10 раз чаще совершают суицидальные попытки;

• занятия проституцией: большое количество случаев детской и подростковой проституции сопровождается наличием в анамнезе ребенка сексуального насилия;

• психические нарушения: у детей – жертв сексуального насилия симптомы психических нарушений возникают чаще, чем у детей, не подвергавшихся насилию;

• посттравматическое стрессовое расстройство и сексуализированное поведение;

• развитие в зрелом возрасте эмоциональных расстройств (фобии, депрессия), мазохистических тенденций, сексуальных и супружеских проблем (Старович З., 1991);

Сексуальное злоупотребление, характеризующееся высокой частотой сексуальных контактов, большой длительностью, применением силы, оральным, анальным или вагинальным проникновением, связано с более многочисленными симптомами психических нарушений. Отмечается также формирование тесной эмоциональной связи между ребенком и агрессором (так называемый стокгольмский синдром).

У агрессора часто возникает ощущение, что жертва инцеста должна принадлежать только ему. В отношениях «отец–дочь» отец может начать ревновать дочь к ее знакомым и мешать установлению контактов со сверстниками. И если большинство родителей испытывают лишь некоторую тревожность, когда их взрослеющие дети уходят на свидания, то агрессор воспринимает такой уход как предательство, нарушение лояльности, продуцируя реакции ярости, обвинения с последующим наказанием подростка. Такое поведение отца нарушает нормальное развитие дочери. Вместо того чтобы становиться постепенно более независимой от родительского контроля, жертва инцеста все в большей степени «сливается» с агрессором, что приводит к усилению ее изоляции от внешнего мира.

Изучение семейных отношений (по воспоминаниям взрослых дочерей, переживших в детстве инцест) показывает, что во многих случаях девочки были злы на мать больше, чем на отца. Многие из них были убеждены в том, что их матери должны были что-то знать, так как признаки насилия были слишком очевидны. Более того, они были уверены в том, что матери, если бы только захотели и обратили на происходящее в семье чуть больше внимания, то, безусловно, знали бы об инцесте. Однако матерям по ряду причин было удобнее не обращать внимание на тревожные симптомы.

Пример. За психологической консультацией в связи с трудностями в установлении отношений с мужчинами обратилась Марина П., 25 лет. До 7 лет ее воспитывала бабушка. В семье есть еще младшая сестра. На третьей встрече Марина рассказала о том, что в 12-летнем возрасте была изнасилована своим отцом. При этом она не испытывает негативных чувств по отношению к отцу, тогда как другие мужчины вызывают у нее отвращение. Результатом ранней сексуализации и травматического опыта, помимо трудностей в отношениях с мужчинами, явилась ее полнота, носящая защитный характер. Отношения с мамой всегда были очень напряженными. У девушки много злости, обиды по отношению к ней. Марина обвиняет мать в том, что она позволила произойти сексуальному насилию. Она вспоминала, что мать обзывала отца импотентом, что может служить свидетельством нарушенных сексуальных отношений в супружеской подсистеме.

Данный пример иллюстрирует, что инцест может возникать как результат дисфункции супружеской подсистемы, усугубленный фактом достаточно длительного проживания девочки вне семьи и искажением отношения отца к ребенку как к родному.

Анализ семейной ситуации жертв инцеста позволяет выделить следующие типы материнского поведения:

1. Мать действительно не знает об инцесте.

2. Мать знает об инцесте, но ничего не предпринимает. Такой вариант материнского поведения является наиболее деструктивным: ребенок чувствует себя преданным обоими родителями.

3. Мать выбирает не знать об инцесте. Такая мать выступает как классический «молчаливый партнер» (со-инцестор), игнорирующий инцест и выбирающий избегающее поведение. Это может быть связано с неосознанным стремлением матери уйти от решения существующих проблем, чаще всего касающихся супружеской подсистемы, и тем самым защитить себя от болезненных переживаний, чувства тревоги, неопределенности, растерянности, страха, беспомощности и т. д., связанных с необходимостью их решения. Психологическими особенностями таких женщин являются: пассивность, низкая самооценка, зависимость, инфантильность, потребность удержать мужа и любым способом сохранить семью. Это приводит к возникновению защитного отрицания, которое может лишь усугубить ситуацию.

В связи с особенностями своей личной и семейной истории многие матери, сами бывшие жертвами инцеста, следуя семейному сценарию, могут неосознанно провоцировать или поддерживать инцестуозное поведение своего мужа. Нежелание замечать происходящее в семье часто объясняется бегством от конфронтации со своим собственным страхом и зависимостью. Существует и другая точка зрения, согласно которой жена «передает» свои супружеские функции дочери, перекладывая на последнюю ответственность за сохранение семьи. В обеих ситуациях ребенок оказывается жертвой и лишен возможности быть защищенным матерью, так как последняя на бессознательном уровне поддерживает инцестуозное поведение мужа.

Выделяют следующие факторы, способствующие возникновению в семье инцестных связей: отсутствие матери (физическое или функциональное вследствие психических заболеваний): высокий уровень стресса, связанный с жизнедеятельностью семьи; многодетность; финансовые проблемы; выраженная материальная зависимость жертв от лиц, совершающих инцест; алкоголизм или злоупотребление алкоголем лицами, совершающими инцест; длительное отсутствие отца дома; патология супружества; социальная изоляция; импотенция; психопатии; длительное проживание ребенка вне семьи; социальн ая депривация ребенка, отсутствие друзей; эмоционально холодная, наказывающая мать, табуирующая любые проявления сексуальности в семье.

Клинические исследования подтверждают, что сексуальный климат в инцестных семьях либо слишком репрессивен, либо характеризуется интенсивной эротической стимуляцией. Дети часто видят порнографические материалы, слышат непристойные выражения, застают своих родителей во время сексуальных актов (Weinberg). В свою очередь, существуют исследования, отмечающие пуританские взгляды и репрессивное поведение родителей в инцестных семьях (Thorman).
Согласно описанной нами многоуровневой модели функционирования семьи, инцест можно трактовать как глубокое нарушение жизнедеятельности всей семейной системы, касающееся, прежде всего, индивидуальных границ членов семьи (Н.И.Олифирович, Т.А.Зинкевич-Куземкина, Т.Ф.Велента). Подобная дисфункциональность семейной системы, как правило, представляет собой по каким-либо причинам ставший единственно доступным способ поддержания семьей ее существования, сохранения целостности и предотвращения ее распада. В данном случае инцест выполняет следующие функции:

1. Гомеостатическая. Инцестное поведение позволяет снизить напряжение и сохранить семью путем удовлетворения всех потребностей внутри семьи, включая потребность в сексуальных контактах. За фактом инцеста, как правило, скрывается полное или частичное разрушение супружеской подсистемы, сопровождающееся дефицитом сексуальных отношений между партнерами в браке. Между такими партнерами обычно имеется молчаливое соглашение сохранять брак независимо от обстоятельств.

2. Контролирующая. Инцест символизирует полное доминирование одного участника над другим (как правило, доминирование взрослого над ребенком), полный контроль над всеми сферами его жизни. Даже если не используется физическое насилие, часто взрослые угрожают ребенку, находящемуся в зависимой позиции от родителя. Иногда это могут быть гомосексуальные взаимоотношения. Инцест может продолжаться много лет, с несколькими детьми в одной семье, одновременно или поочередно. Это характерно для семей с очень жесткими внешними границами и внутрисемейным слиянием.

Инцестные семьи, как правило, живут замкнуто с минимальным количеством контактов с внешним миром. Подобный образ жизни может объясняться тем, что общественные нормы противоречат внутрисемейным. Внутри замкнутой семейной системы может существовать множество факторов, предрасполагающих к семейной дисфункции, выражающейся, в том числе, и в инцесте.

Анализ влияния семейных факторов на насилие над детьми включает в себя рассмотрение понятия «соблазняющий ребенок». Если ребенок начинает понимать, что сексуальное поведение — способ добиваться внимания взрослых, то он может использовать «соблазняющее» поведение с целью получения определенных выгод. Однако ответственность лежит на взрослом агрессоре. Ребенок всегда расценивается как жертва, вне зависимости от обстоятельств, даже если он проявляет «соблазняющее» поведение. Если инцестное поведение в семье обусловлено личной историей родителей, то в таком случае они тоже могут рассматриваться как жертвы собственного травматичного опыта, а инцест — как результат действия семейных сценариев. Таким образом, он может являться мультигенерационным феноменом, передающимся из поколения в поколение.

Помимо инцеста первого рода, выделяют также психологический, или символический (скрытый) инцест, не предполагающий сексуальных отношений между его участниками. При символических инцестных отношениях в семье ребенок может выступать как суррогат супруга или супруги. Квазисупружество находит выражение в том, что родитель начинает делиться с ребенком информацией глубоко личного или даже сексуального характера, делает сына (дочь) ответственным за собственные проблемы. При этом у ребенка возникают амбивалентные чувства и переживания: с одной стороны, гордость за оказываемое доверие, а с другой — отчаяние из-за невозможности нести ответственность, не соответствующую возрасту и статусу. Это приводит к ролевому дисбалансу в семье.

В случае символического инцеста поведение ребенка характеризуется следующими признаками:

• амбивалентные чувства любви и ненависти в адрес родителя: с одной стороны, ребенок чувствует себя в особом, привилегированном положении, а с другой — постоянно ощущает неуверенность в связи с невозможностью соответствовать ожиданиям. У него может появляться чувство ярости, злости, отчаяния, когда он ощущает неадекватность адресованных ему посланий;
• чувство вины, неспособность определить собственные потребности и ожидания, что вызывает трудности в самоидентификации;

• хроническое чувство неадекватности, недостаточной значимости, несамостоятельности;

• стремление устанавливать поверхностные и кратковременные отношения с большим числом лиц.

Становясь взрослыми, такие люди впоследствии испытывают трудности в создании глубоких, основанных на взаимности, отношений, легко вступают в поверхностные контакты и, не получая удовлетворения, легко их прерывают, что способствует развитию аддикций, сексуальных дисфункций, компульсивности. Это связано с хроническим страхом быть покинутыми людьми, которые сопереживают и заботятся о них. Характерен постоянный поиск «совершенного» партнера, желание установления уникальных отношений, основанных на взаимной любви. После прекращения очередных отношений, как правило, возникает чувство вины, сожаления, угрызения совести и недовольство собой.

В последнее время появились исследования, свидетельствующие о влиянии инцеста на развитие пограничной психопатологии (Мак-Вильямс Н.). Был выявлен феномен постинцестного синдрома, в значительной степени напоминающий посттравматическое стрессовое расстройство. Таким образом, своевременная диагностика данного семейного явления позволяет предупредить появление патологических черт личности у жертв инцеста, особенно у детей.

Диагностировать инцест можно на основе анализа информации, сообщаемой членами семьи о семейном функционировании. Встречаются два варианта диагностики инцеста:

• прямое заявление клиента о факте инцеста: чаще всего это рассказ взрослого человека о травматичном детском опыте;

• тема инцеста косвенным образом всплывает в процессе проработки других семейных проблем.

Можно выделить признаки, наличие которых в рассказе клиента позволяет с достаточно большой степенью вероятности подозревать инцест в детстве либо возможность инцестных событий, которые не осознаются или скрываются. Эти признаки касаются появления в беседе консультанта и клиента следующих тем:

• страх темноты, нахождения в темном помещении в одиночестве, страхи, возникающие как результат кошмарных сновидений, содержанием которых является преследование, угроза нападения, вторжения, попадания в ловушку, из которой нельзя выйти;

• нарушение восприятия собственного тела (деперсонализация, отчуждение тела, отсутствие четкости представлений о собственном теле, манипуляции с собственным телом с целью избежать внимания к себе);

• проявление аутодеструктивного драйва (саморазрушительное поведение: порезы на теле, частое попадание в ситуации, влекущие за собой повреждения);

• наличие суицидальных мыслей, теоретического интереса к самоубийству, проявляющегося в чтении художественной и профессиональной литературы; пассивное суицидальное поведение, которое выражается в том, что человек часто и неосознанно оказывается в ситуациях риска;

• пониженный фон настроения; эмоциональная лабильность, беспричинное ухудшение настроения, резкие перемены настроения, например, необоснованный плач на фоне первоначального ощущения радости;

• максимализм в поведении: либо перфекционизм, либо поведение по типу «чем хуже, тем лучше»;

• враждебность по отношению к людям определенного возраста, пола, определенной этнической группы, совпадающей с этнической принадлежностью человека, совершившего инцест;

• неспособность ощутить собственное «Я», впечатление, что все происходит с кем-то другим, психическая болевая анестезия;

• ригидный, жесткий контроль над своими мыслями, страх фантазирования;

• чрезмерная серьезность и отсутствие чувства юмора;

• слабое ощущение собственных границ, выражающееся либо в неспособности доверять кому бы то ни было, либо, наоборот, в чрезмерной доверчивости к окружающим;

• постоянное переживание чувства вины, стыда и унижения;

• ощущение себя жертвой сексуальных отношений; чувство собственного бессилия, неумение сказать «нет»;

• практически полное отсутствие детских воспоминаний;

• ощущение, что когда-то с клиентом произошло что-то ужасное при отсутствии четких воспоминаний о событии. Скрытность, избегание разговоров о взаимоотношениях в семье, об отдельных членах семьи;

• уверенность, что никто не может понять, поддержать, проявить сопереживание; страх быть осужденным;

• наличие сенсорных вспышек (flashback), во время которых перед взором внезапно появляется какое-то место или событие. Эти сенсорные вспышки, как правило, одинаковы и провоцируются одними и теми же раздражителями. Вспышки возникают без понимания их значения. Так, например, возникшая в памяти обстановка кажется знакомой, но само событие, связанное с ней, не вспоминается;

• отношение к сексу как чему-то мерзкому и «грязному». Среди подобных признаков могут встречаться: отвращение к прикосновениям, например, во время медицинских обследований;

• затруднения в интеграции сексуальности и эмоциональности; сочетание секса с агрессией, насилием, доминированием или пассивностью; насильственное стремление соблазнять, либо, наоборот, асексуальность; отношение к сексу, как к чему-то безличностному, механическому;

• сексуальная активность в сочетании со злостью и желанием отомстить; возникновение эротического возбуждения как реакции на оскорбление, унижение или злость; легкость в установлении сексуальных отношений с незнакомыми людьми и затруднения в установлении эмоционально близких контактов; сексуальное аддиктивное поведение; сексуализация всех значимых отношений;

• отсутствие веры в возможность быть счастливым;

• боязнь шума, стремление контролировать громкость голоса, тихо говорить, тихо смеяться, не издавать никаких звуков во время секса.

Гипотеза об инцесте может быть выдвинута при наличии в рассказе клиента нескольких из вышеперечисленных признаков.

Пример. Женщина 29 лет, замужем полгода, обратилась с жалобами на отсутствие сексуального возбуждения к мужу. Примерно через 30 встреч она рассказала о том, как в детстве ее регулярно избивал и насиловал отец-алкоголик. Отношения с предыдущими сексуальными партнерами также характеризовались насилием и сексуальной эксплуатацией с их стороны. В процессе терапии клиентка осознала, что всю предыдущую жизнь выбирала партнеров, которые причиняют ей боль, заставляют совершать различные действия против ее воли. С этими партнерами она испытывала сексуальное возбуждение. В браке со спокойным, преданным мужем она все время чувствует себя «плохой» и «грязной». Сексуальные отношения сопровождаются чувством сильного стыда, так как муж никогда не принуждает ее к сексу. Поведение клиентки в браке характеризовалось различными провокациями, направленными на то, чтобы муж вел себя агрессивно, что позволило бы клиентке снять ответственность за «грязные сексуальные отношения» и избавиться от мучительного стыда.

В случае если клиентом является ребенок, на необходимость более тщательной диагностики инцеста могут указывать следующие признаки:

• регрессия, то есть возвращение к более ранним формам поведения, (например, недержание мочи или сосание большого пальца ребенком, который ранее уже справился с этими проблемами);

• внезапно возникшие страхи, особенно боязнь темноты, мужчин, незнакомых;

• страх каких-то специфических ситуаций или действий (например, ребенок необъяснимо боится выходить из дома или не хочет оставаться вечером с кем-то из взрослых);

• побеги из дома;

• ранняя и интенсивная сексуализация: частая мастурбация или мастурбация в общественном месте; несоответствующие возрасту сексуальные игры; промискуитет или чрезмерно соблазняющее поведение с взрослыми.

Для дошкольников наиболее общими симптомами являются тревога, ночные кошмары, «аутичное» поведение, уходы в себя, депрессия, боязливость, чрезмерный контроль, агрессивное и антисоциальное поведение.

Дети школьного возраста наиболее часто реагируют на инцест появлением страхов, ночных кошмаров, школьных проблем, агрессивного поведения, гиперактивности и регресса к более ранним фазам развития.

В подростковом возрасте в результате инцеста могут появиться депрессия, суицидальное и саморазрушительное поведение, соматические жалобы, противозаконные действия, побеги из дома и злоупотребление наркотическими веществами. Жертвы инцеста в подростковом возрасте с трудом вступают во взаимоотношения со сверстниками, что осложняет социальную адаптацию и часто вынуждает подростка вновь возвращаться к насильнику.

Помимо инцеста первого рода, можно диагностировать символический инцест, последствия которого для детей могут быть не менее травматичными. К его признакам относят:

• совместный просмотр порнографических видеофильмов, чтение эротической литературы, рассказывание сальных анекдотов;

• использование нецензурной лексики в присутствии ребенка;

• пребывание ребенка в одной постели с родителями;

• наблюдение родителей в нижнем белье или без одежды;

• демонстрация половых органов в виде ношения облегающей одежды, подчеркивающей половые органы, либо прозрачной одежды;

• откровенные разговоры родителей со своими детьми о собственной сексуальной жизни и сексуальной жизни детей;

• запугивание детей беременностью;

• проверка одежды, нижнего белья на предмет наличия сексуальной близости;

• обыск карманов, личных сумок, кошельков, запрет на наличие у ребенка секретов и тайн;

• слишком суровое наказание за незначительные провинности;

• контроль дружеских отношений ребенка, подслушивание разговоров ребенка с друзьями, тайное прочтение его дневников, проверка его электронной почты;

• оскорбительные замечания сексуального характера.

Травматизация в случаях символического инцеста может проявиться позже, в более позднем возрасте в виде сложностей в выстраивании границ и, как следствие, — трудностей в построении зрелых отношений.

Можно выделить два основных направления психологической помощи семье в ситуации инцеста.

Психологическая помощь взрослому человеку — жертве инцеста

В случае выявления инцеста первого рода задачей терапевта является помощь обратившемуся в принятии и переработке травматического опыта. Важно осуществлять работу на трех уровнях:

• эмоциональном: отреагирование подавленных чувств – стыда, вины, злости – по отношению к агрессору и остальным членам семьи (гештальт-техника пустого стула, метод семейной расстановки Б. Хеллингера, психодраматические, арт-терапевтические техники и приемы);

• когнитивном: позитивная реинтерпретация травматического опыта и придание смысла произошедшему, осознание собственной роли в семейном функционировании (метод геносоциограммы А. Шутценбергер; работа с семейной историей; работа с ранними детскими воспоминаниями по А. Адлеру; методика «Семейные фотографии» и др.);

• поведенческом: помощь в построении отношений с членами семьи, с ближайшим окружением, с социумом в целом (ролевые игры, психодрама, социодрама и др.).

В случае выявления символического инцеста работа должна быть направлена на помощь клиенту в выстраивании собственных границ и зрелых межличностных отношений.

Психологическая помощь ребенку, пережившему инцест

Если ребенок — жертва инцеста первого рода, то психологическая помощь подразумевает:

• работу с самим ребенком и его симптоматикой, ориентированную, в первую очередь, на его поддержку и помощь в отреагировании чувств;

• работу с семьей: в зависимости от выявленной семейной дисфункции, работа с семьей может быть направлена на коррекцию супружеских отношений, осознание и изменение семейных сценариев и др.;

• работу с агрессором (если инцестное поведение детерминировано личностной патологией агрессора).

В случае выявления символического инцеста психологическое консультирование призвано помочь в выстраивании внутренних границ семьи и индивидуальных границ ее членов.
Если родители, ребенок которых стал жертвой инцеста, обвиняют его и не верят его рассказам, то это может усилить травматизацию и привести к ухудшению его состояния (Finkelhor, 1987). Способность ребенка пережить травму зависит от родительской заботы. Таким образом, чтобы минимизировать психологические последствия инцеста для ребенка, необходимо обеспечить ему адекватную семейную поддержку.

Тема инцеста в терапии сопряжена с подавлением сильных чувств (стыда, психологической боли, обиды, злости), поэтому работа по легализации данных чувств должна быть очень осторожной. Помимо восстановления чувствительности (работа с функцией Id), большинство клиентов нуждаются в помощи по реконструкции Personality, направленной на построение реалистичных представлений о себе и других. И только после кропотливой, длительной работы у клиента восстанавливается (или впервые появляется) способность к выбору, к построению ясных границ в отношениях, основанная на чувстве собственного достоинства, понимании своих желаний, самопринятии и самоуважении.

Литература

1. Джонсон С.М. Психотерапия характера. М., 2001.

2. Каприо Ф. Многообразие сексуального поведения. М., 1995

3. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе. М.: «Класс», 1998.

4. Олифирович Н.И., Зинкевич-Куземкина Т.А., Велента Т.Ф.. Психология семейных кризисов. Спб, 2006.

5. Старович З. Судебная сексология. М., 1991.

6. Фрейд З. Тотем и табу // Я и оно. Тбилиси, 1991. Т. 1

7. Russell D., Finkelhor D. The gender gap among perpetrators of child sexual abuse. In: D.Russel (Ed.), Sexual exploitation: Rape, child sexual abuse and workplace harassment. Beverly Hills, CA: Sage, 1984

8. Thorman G. Incestuous families. Springfield, IL: Charles Thomas, 1983

9. Weinberg S. Incest behavior. Secaucus, New York: Citadel Press, 1976.

Наталья Олифирович, Татьяна Куземкина, Татьяна Велента

 

Joomla! Designed by SiteGround